Слушать

Адвокат Савченко опубликовал хронологию дела украинской летчицы

31 декабря 2015 - 15:57 187
Один из адвокатов Надежды Савченко Илья Новиков на своей странице в Facebook в хронологическом порядке собрал основные события 2015 года в деле украинской военнослужащей

«Громадське радио» публикует полный текст сообщения Ильи Новикова:

1. Голодовка в «Матросской тишине»

Первый раз Надежда Савченко объявила голодовку в декабре 2014. Тогда еще никто не знал, насколько далеко она готова зайти. Недочеловеки начали весело шутить на эту тему и возмущаться тем, что все подстава и она совсем не худеет, репостя старые октябрьские фотографии. В конце января ее состояние ухудшилось настолько, что ее перевели в больничное отделение «Матросской тишины», где она оставалась следующие полгода под круглосуточным присмотром врачей. Голодовку Надежда прервала в марте после вмешательства европейских дипломатов и долгих уговоров потерпеть и обещаний сделать все возможное. Потом она много раз говорила мне, что это было ее ошибкой, и надо было «дожимать ситуацию».

Тогда мы этого еще не знали, но при ознакомлении с материалами следствия по датам на протоколах стало понятно, что голодовка все-таки сыграла свою роль: в феврале следствие резко ускорили, явно по команде сверху.

2. Савченко — делегат ПАСЕ

26 января 2015 года Надежда Савченко официально стала действующим делегатом ПАСЕ, в силу Соглашения 1949 года о привилегиях и иммунитетах ее невозможно держать под стражей без согласия ассамблеи. Россия понимала, что это означает проблемы. Для внутреннего употребления МИД выпустил документ с грифом «Для служебного пользования» за подписью первого замминистра Титова, о том, что иммунитет делегата у Савченко недействителен, т.к. получен после совершения преступления. На этот документ ссылались и ссылаются до сих пор все судьи при продлении ареста начиная с февраля, хотя нам его не показывали до июля. Как только мы получили доступ к материалам следствия, мы его тут же опубликовали (что нам те министерские грифы?). Украина официально предъявила Титову и судьям, продлевавшим арест Савченко, обвинения в соучастии в незаконном лишении свободы организованной группой.

На ПАСЕ письмо МИД РФ ни малейшего впечатления не произвело, у них с 1949 года накопилась своя практика применения конвенций о депутатском иммунитете. Позиция МИДа ей противоречит. Иммцнитет Савченко обязателен для РФ. Резолюцией 2034(2015) России было предложено в 24 часа освободить Савченко, делегация России была лишена права голоса в ПАСЕ (но не обязанности платить взносы в Совет Европы). Ожидается, что в январе 2016 это решение будет продлено. Как член СЕ Россия платит в год 1,6 миллиарда рублей, в бюджете на новый год заложена та же цифра.

3. Отговорки Путина

Вопросы Путину насчет освобождения Савченко публично задают с конца 2014 года. Впервые такой вопрос на большой пресс-конференции задал корреспондент УНИАН Роман Цимбалюк. Путин прибег к одной из своих традиционных формул «следствие/суд разберутся, я не имею права вмешиваться». Поскольку все понимают цену этим словам, вопросы не прекратились. После Минска-2 в феврале 2015 Украина заявила, что подписанный протокол предполагает немедленное освобождение Савченко, Сенцова и других украинских политзаключенных. Через своего пресс-секретаря Пескова Путин заявил, что протокол касается только военнопленных, а не арестованных судом. Президент Украины Порошенко публично заявил, что на личной встрече в Минске они с Путиным договорились о немедленном освобождении Савченко. Песков заявил, что Путина не так поняли. Последний раз Путин лично отвечал на вопрос о Савченко две недели назад, тогда он съехал на тему обмена «всех на всех». Ему явно неприятна эта тема и то, что от него никак не отстанут с этой бандеровкой. Возможно он уже не так доволен инициативой СКР и начал понимать, как они его подставили.

4. Охоты на журналистов не было

После ускорения следствия в феврале дело приняло другой оборот. Изначально история с гибелью Корнелюка и Волошина подавалась с надрывом и пафосом: «каратели объявили охоту на журналистов», «убивают самых честных», «хунта боится правды», «вы все равно не заставите нас замолчать». В мае 2015 года на полигоне в подмосковном Алабино прошли два следственных эксперимента. Оказалось, что с расстояния в 2,6 километра (к тому времени следствие пришло к выводу, что Савченко должна была наблюдать за окрестностями с возвышенной точки, например с мачты радиосвязи, а такая подходящая в районе нашлась только одна) даже в бинокль нельзя отличить журналиста с камерой от боевика с автоматом. Правда камуфляж от гражданской одежды можно. Тогда следствие переобулось в воздухе и постановило, что Савченко хотела убить по возможности всех гражданских в округе. Таких кроме Корнелюка и Волошина нашлось еще 7 человек: оператор их группы Денисов и 6 местных жителей, уходивших по дороге в сторону Луганска. Правда они находились от места, где погибли журналисты в 150 метрах и никого из них даже не зацепило. А вот боевиков на перекрестке погибло человек десять и по небрежности следователей их имена и протоколы вскрытия попали в дело. Обвинение Савченко тихонько поменяли, пункт про убийство в связи исполнением потерпевшим профессионального долга убрали. Репортажей ВГТРК и заявлений Маркина «Мы ошиблись, журналисты погибли случайно» почему-то не было.

5. Суд будет в Донецке

15 января 2015 года Савченко предъявили новое обвинение в незаконном переходе российской границы – ч. 1 ст. 322 УК РФ, до двух лет лишения свободы. Для защиты это была скорее хорошая новость: политическому решению это не мешает, зато выгодно оттеняет абсурд ситуации, а также позволяет глубоко обсуждать в суде тему похищения Савченко и вывоза в Россию (без этого нас бы всякий раз прерывали и говорили, что мы выходим за рамки предъявленных обвинений. А так вынуждены слушать). Савченко была задержана в Воронежской области, мы предполагали, что процесс передадут в Воронеж, подальше от Москвы, внимания прессы и дипломатов. Мы недооценили нахальство СКР. В марте в деле появились показания воронежского предпринимателя Мирошников, недавнего выпускника московского вуза замполитов. По его словам, Савченко он подобрал в городе Донецке Ростовской области недалеко от пограничного перехода Изварино. Мирошников якобы довез Савченко до Богучара и даже дал ей на дорогу 15 тысяч рублей. На этом основании замгенпрокурора Гринь направил дело «по месту преступления» в Донецкий городской суд. Все наши жалобы, разумеется, были отклонены. В этом суде было всего трое судей, и в октябре Путину пришлось своим указом назначить четвертого, поскольку по понедельникам, средам и четвергам 50-тысячный райцентр фактически лишался суда, дело Савченко полностью парализовывало его работу. Заглушить процесс, впрочем, так и не получилось. Несмотря на расстояние 1000 км от Москвы, европейские и американские дипломаты и постоянный пул журналистов присутствуют на всех заседаниях.

6. Книга Надежды

Во время голодовки Надежда Савченко написала книгу о своей жизни в тюрьме и до нее, о службе в армии, войне в Ираке. Рукопись мы контрабандой выносили из СИЗО, в августе она вышла из печати. Книжка получилась очень откровенная и живая. Сейчас ее переводят на русский, английский и немецкий. В декабре у Веры Савченко российская таможня на въезде изъяла 23 экземпляра книжки. Их отправили на экспертизу на предмет экстремизма. Может и найдут экстремизм – почему бы нет? Не жалко. Будет хорошей рекламой новых тиражей.

7. Плотницкий в суде

Одним из последних свидетелей со стороны обвинения был главный сепаратист ЛНР Игорь Плотницкий. До последнего было неясно, появится ли он в суде, или нам просто зачитают его показания из дела. Как потом выяснилось, официальную повестку ему послали на 15 января 2016 года. В суд он приехал 18 ноября и первым делом подал ходатайство о проведении допроса в закрытом режиме, без публики и прессы «по мотивам обеспечения его личной безопасности». Суд согласился, публику удалили. После начали допроса Плотницкий пояснил, что на самом деле за свою безопасность не боится, но «просто не хотел, чтобы его допрос использовался политически». Он утверждает, что 23 июня 2014 года Савченко освободили из плена без обмена и выкупа по его приказу и с ведома тогдашнего главы ЛНР Болотова. Несмотря на то, что она лично говорила ему на допросе, что корректировала артиллерийский огонь по журналистам. Почему тогда отпустили? Ну вот так решили. Допрос получился очень поучительный, скоро будет стенограмма.

8. Фальшивый подполковник Почечуев

Большинство свидетелей допрашивали по видеоконференцсвязи. Что-то вроде защищенного скайпа между судами. Подполковник ФСБ Почечуев, давал показания из Воронежа в парике и темных очках. Да, тоже для личной безопасности. Он среди прочего заявил, что вез Савченко от Кантемировки до Воронежа на 300 км ночью 7 часов «потому что устал». Как в деле оказались протоколы объяснений, которые он отбирал у свидетелей в 2 часа ночи, если из Кантемировки он выехал в полночь, объяснить не смог. Я в тот раз проявил адвокатскую наглость, которой в душе горжусь и которая принесла свои плоды. Когда суд объявил перерыв до утра, мы с украинским консулом поехали в Воронеж, пришли в тот суд, с которыми была связь и рассмотрели Почечуева вблизи. По документам ему было 41, а на вид – за 50. Мне удалось сфотографировать его подпись на бланке суда. Эксперт-почерковед подтвердил: это другой человек, не тот, чьи подписи есть в деле. Дичайший скандал. Лжесвидетели для российского суда – повседневная вещь, но фальшивые свидетели пока экзотика, а так чтоб удалось поймать. ФСБ, куда подано заявление о преступлении, пока ответа не выдало. А что им сказать?

9. Следователь-суфлер

Провал лже-Почечуева СКР ничему не научил. Месяц спустя, когда мои коллеги был в Донецке, я обманул пристава и прорвался в охраняемый зал Басманного суда, откуда давал показания потерпевший Денисов – выживший оператор группы ВГТРК. На пустой скамейке для публики одиноко сидел следователь по нашему делу Дмитрий Маньшин. Следователю нечего делать в суде в рабочее время. О его присутствии по ту сторону экрана никто не знал. Подсказывал ли он свидетелю? Давал прочитать шпаргалку перед допросом, освежить память? Был ли он или его коллеги на допросах других свидетелей? Мы не знаем. Но это тоже ужасный скандал. Прокуроры сделали лицо кирпичом и сказали, что процесс открытый и войти в зал имеет право любой гражданин.

10. Суд не примет никаких бумаг из Украины

Следственный комитет, ведя дело о событиях на территории Украины, не потрудилось отправить по официальным каналам ни одного запроса, относящегося к местности. У них даже нет ни одной фотографии той мачты, на которой Савченко якобы находилась во время обстрела (это важно, по фото видно, что лестница для обслуживания начиналась в 7 метрах над землей. Просто так туда не заберешься). Мы привезли им эти фотографии. Их не приобщили. Получены непроцессуальным путем.

Приобщите ответ на запрос украинского адвоката?

- Не является участником процесса.

Ответ на запрос российского адвоката?

- Получен за пределами компетенции, установленной законом РФ об адвокатуре.

Ответ из Украины на запрос российского адвоката, имеющего одновременно статус адвоката в Украине?

- Мы ничего не поняли, но все равно отказать.

Ответ из консульства Украины в РФ?

- Непроцессуально.

- Письмо в суд из Генпрокуратуры Украины?

- Мы уже отправили его обратно.

Нам дали понять, что ни один документ от защиты, связанный с Украиной, принят не будет. Закон ничего подобного не предусматривает, но в этом деле будет так.

11. Астроном Ольга Возякова

В предпоследний день процесса из Москвы приехал первый специалист со стороны защиты – сотрудник института астрономии МГУ Ольга Возякова. 21 год стажа, больше 50 публикаций. Прокуроры и суд очень старались найти предлог не допускать ее, но так и не смогли. Она подробно и доступно, на пальцах объяснила, почему время съемки видео можно определить по углу падения теней. По ее расчетам, кадры из видео, которое снимал один из сепаратистов, Егор Русский, и на которых видна Савченко в плену у боевиков, не могли быть сняты позже 10:40 плюс-минус 15 минут. Обстрел был в 11:40. То алиби, о котором мы говорили весь этот год, наконец просияло в суде. По тому оживлению, которое началось даже в ватной прессе, мы поняли, что попали в точку. Суду становится все тяжелее притворяться нейтральным, а российским дипломатам – отговариваться независимостью суда.

12. Смена риторики

В последние дни года усилились разговоры о возможном обмене Савченко на ГРУшников Ерофеева и Александрова, которых судят в Киеве (или на кого-то одного из них). Таких разговоров было много и раньше. 17 декабря об этом высказалась омбудсмен Элла Памфилова. Есть надежда, что она выражает не личное мнение, а передает нам месседж сверху. Месседж как таковой не интересен, обещаниям Путина никто верить не будет. Но факт его передачи может означать, что он понимает, что тянуть дальше нельзя. Хорошо, если понимает. Надежда возобновила голодовку и не собирается отступать.

Также Илья Новиков передает поздравления от Надежды Савченко: 

«Надежда просила меня поблагодарить и поздравить с новым годом всех, кто был с нами. Дипломаты, журналисты, депутаты, юристы, правозащитники, эксперты, наблюдатели, читатели, телезрители, участники пикетов, те кто пишут письма и те кто их пересылает. Спасибо, что были с нами все это время. Осталось совсем немного. Мы их скоро добавим», — написал адвокат. 

…то цей лист для вас.

Команда Громадського радіо, як і ви, найбільше цінує незалежність. Наша редакція не залежить від олігархів, політиків і держави. У нас немає інших завдань, аніж допомогти вам зрозуміти ситуацію.

Ми принципово лишаємось неприбутковою організацією. На відміну від комерційних мас-медіа, гроші для нас - не мета, а засіб.

Щоби і надалі отримувати правдиву, неперекручену інформацію, ви можете просто зараз допомогти Громадському радіо. Підтримуючи нас, ви робите внесок у своє майбутнє.

ДЯКУЄМО!

ЗРОБІТЬ ВНЕСОК

Якщо ви тут...

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Facebook Twitter Google+