Слушать

«Это не люди, а обменный фонд», — участник АТО о военнопленных 

12 февраля 2016 - 21:15 754
В Харькове друзья военнопленного создают инициативную группу для лоббирования интересов попавших в плен

Таким образом активисты хотят добиться участия в переговорах и контролировать процесс обмена. 

Доброволец Алексей Кириченко участвовал в боях на Саур-Могиле. Когда выходил из окружения, попал в плен. Там он находился восемнадцать месяцев. Его фамилия давно значится в списках пленных, подлежащих обмену, но Алексей продолжает находится в неволе. За полтора года его близкие пытались разными способами вызволить Алексея, но не вышло. 

aleksey_kyrychenko_voenoplennyy_0.jpg

Алексей Кириченко /
Алексей Кириченко

Разуверившись в официальных переговорщиках, было решено создать инициативную группу по делам всех военнопленных. На помощь призывают общественные организации. Верят, что вместе они действительно смогут влиять на процесс освобождения пленных. 

«Мы замахнулись на то, чтобы сломать советскую систему: ноль отчетности, максимум секретности, никакой обратной связи с нами. Они отчитываются только своим начальникам. Все. Точка. Больше никому не отчитываются. Парадоксальная ситуация. Есть ответственность как бы, есть группа, которая занимается обменом, но, во-первых, эта ответственность размазана. Сказать, что СБУ этим занимается, и кто за это отвечает, какой человек, не скажешь, то есть ответственности нет.  Мы хотим задавать конкретные вопросы и, чтоб на них отвечали», — говорит сослуживец Алексея Кириченко Александр Фоминцев.

Друзья Алексея Кириченко во время борьбы за его вызволение столкнулись с проблемами и с украинской стороны. Говорят, что уже не раз освобождали пленных не из списка. Утверждают, что в ответственных за это структурах налицо несогласованность. В пример приводят абсолютно разные списки пленных у МВД и СБУ. Бывший пленный капеллан Игорь Петренко на себе прочувствовал, что спецслужбы используют устаревшие данные. 

ygor_petrenko_2.jpg

Игорь Петренко / Громадське радіо
Игорь Петренко

«Когда я освободился 6 апреля, то 21-го мая пришло письмо из СБУ из Киева моей жене. В нем они подтвердили, что ее муж — Петренко Игорь Николаевич — действительно находится в плену и они начинают дело по моему освобождению. Чтобы вы понимали, как работает эта бюрократическая машина. И я думаю, что вообще оно все идет, извините, через пень колоду», —  говорит Игорь Петренко, военный священник,  капеллан, бывший пленный. 

Выкуп — один из возможных вариантов освобождения военнопленных. Но далеко не всегда деньги гарантируют освобождение, говорит Игорь Петренко.

«Когда я попал в плен, мои друзья-священники выходили на управление МВД в Херсонской области. Спрашивали, что можно сделать, чтобы освободить меня. Им прямо сказали: «Деньги есть? Значит, есть шанс. Денег нет? До свидания».

«Есть даже термин такой. Это не люди, это обменный фонд», — добавляет к рассказу священника Александр Фоминцев.

 Еще одна проблема, с которой не справляется наше государство, по мнению инициаторов создания группы, оказание медицинской помощи. Сегодня в ней срочно нуждаются в пятеро военнопленных: Лясов Иван, Ярошевич Петр, Завизион Григорий, Гарнаго Сергей, Колодий Тарас.

Инициативную группу для отстаивания интересов военнопленных хотят создать в течении месяца. 

Светлана Гуренко из Харькова для «Громадського радіо»

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
Facebook Twitter Google+