Слушать

«Там хорошо было, серьезно говорю», — медик разведгруппы о службе в АТО

03 мая 2016 - 18:01
Боец с позывным «Витаминка» родом из Запорожья. В декабре 2013 года стала участницей Майдана, а уже летом 2014-го уехала на Донбасс

На фронте ей предложили должность медика разведгруппы. Еще во время Майдана девушка поняла, что может оказывать первую помощь и ее знаний хватило, чтобы помогать раненым. Она пошла добровольцем и по возвращению планировала стать военным психологом. Но в Украине не торопятся готовить специалистов этого профиля.

О том, как важна помощь военного психолога, «Витаминка» испытала на себе. Вернувшись к мирной жизни, поняла, что отвыкла от нее. На войне, говорит девушка, все проще: там есть «черное» и «белое», есть свои и есть — чужие. Мирная же жизнь имеет больше оттенков.

«На войне проще было, потому что пусть не в полной мере, но ты представляешь, куда идешь. Представляешь опасность…Страшнее возвращаться», — рассказывает девушка.

А вот уезжать на фронт, как ни странно, было легче:

«Ну я на Майдане была, там большинство «Айдара», это же мы с Майдана были. То есть я приехала к своим пацанам и девченкам…Там хорошо было, серьезно говорю». 

Несмотря на тоску по друзьям и сослуживцам, «Витаминка» не планирует возвращаться на фронт. Говорит, война уже на другой стадии, а она все же не теряет надежды стать военным психологом. Ждет открытия соответствующего факультета и считает, что Украина в ближайшие годы будет нуждаться в соответствующих специалистах.

«От меня там толку сейчас будет меньше, чем я могла бы здесь научиться. В любой нормальной стране воюющей военные психологи есть и это даже обязательно. Тот же Израиль, Америка. Те психологи, которых к нам присылали, они, может, и не плохие специалисты, но по военной психологии большинство из них ноль», — рассказывает девушка и добавляет:

«Есть три этапа подготовки: до войны, во время и после. И нужно знать специфику этих этапов, чтобы действительно качественно помочь людям».

О потерях среди своих друзей-сослуживцев девушка не очень хочет говорить. Отмечает лишь, что их было достаточно:

«Для меня эти люди, как живые. Просто мы не можем по телефону созвониться и все».

Несмотря на уже приобретенный самостоятельно багаж знаний в военной психологии, «Витаминка» признается, по возвращению домой обращалась за психологической помощью. Поддерживал в первую очередь командир, но она пообщалась и с психотерапевтом из волонтерской организации. Девушка подтверждает, война меняет людей. Например, ее друзья из Запорожья, которые знали ее до Майдана, не могут принять её той, какой она стала после войны.

Хотя, «Витаминка» признается, что и она сама стала дальше от них. Она живет в Луцке, бывает и в Киеве. Теперь близкие ей по духу люди живут в этих городах. И хотя «айдаровцев» порой упрекают в  излишней резкости, девушка говорит ,что это потому, что они всегда шли до конца, а не на сделку с совестью

«В «Айдаре» не было таких задач, которые бы поставили и «Айдар» не сделал. Половина их тех, которые считались неваыполнимыми, их выполнили».

Валентина Троян из Киева для «Громадського радіо»

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.
FacebookTwitterGoogle+