Слушать

20-тисячна громада корейців в Україні: історія, мова, кухня

29 октября 2017 - 18:03 1444
Facebook Twitter Google+
В розмові про етнічні меншини України сьогодні в фокусі нашої уваги – корейська меншина

Гість студії — Людмила Видриган, голова Херсонського обласного відділення Всеукраїнської асоціації корейців.

Людмила Видриган: Прежде всего, хотела бы сказать, что это приглашение в эфир особенно знаменательно тем, что в октябре-ноябре отмечается 80-ти летие насильственной депортации корейцев, проживавших на территории Советского Союза. Первые репрессии сталинской политики были в октябре-ноябре 1937-го года. Именно в этот момент обострение отношений с Японией вызвало то, что подозревали корейцев, как возможных союзников, если возникнет конфликт с Японией. В связи с этим насильственно было выселено более 200 тысяч людей в степи Казахстана и Узбекистана. И это несмотря на то, что эти люди участвовали в становлении советской власти, многие были командирами Красной армии. Всех поголовно в «телячьих вагонах» отправили в путь, который продолжался больше месяца.

Анастасія Багаліка: Звідки переселяли корейців?

Людмила Видриган: Из Приморского края, то есть переселяли тех корейцев, которые жили на территории Советского Союза. А начиная с 1960-го года, с 1984-го года, когда определились границы между Россией и территорией Кореи, те, кто проживал там, оказались на территории России, и были подданные России. Поэтому те корейцы, которые живут на территории постсоветского пространства – это советские корейцы те, которые родились в Приморском, Хабаровском краях, которые жили под Владивостоком, практически на границе с Северной Кореей.

Анастасія Багаліка: Тоді ще Північної Кореї не було, тоді була спільна корейська територія.

Людмила Видриган: Естественно, это была общая граница России, Советского Союза с Кореей. А уже после 1953 года, когда образовались две Кореи – Северная и Южная, то тогда уже большинство жило на другой территории, не в Приморском крае. И так продолжалось до 1956-го года, до того момента, когда развенчали культ Сталина. До 1956-го года практически все корейцы были лишены гражданских прав. Они были лишены права получать высшее образование по «Пятой графе», не могли служить в армии, а многие хотели воевать на фронте, поэтому брали чужие фамилии и шли воевать. Среди них были разведчики, выдающиеся деятели науки и культуры, но это не признавалось. В связи с этим корейцы часто меняли фамилии, и давали своим детям русские имена, например, у меня русское имя, как у моих братьев и у моих родителей. Хотя, когда они родились, у них были корейские имена.

Анастасія Багаліка: Ваші батьки народилися ще на етнічних корейських територіях?

Людмила Видриган: Нет, они родились уже в Приморском крае под Владивостоком. Это уже была российская и советская территория. Отцу было 10 лет в 1937-м году, то есть это уже было 20 лет советской власти, и их насильственно переселяли.

Анастасія Багаліка: Як з території Казахстану і Узбекистану радянські корейці потрапляли в Україну?

Людмила Видриган: Советские корейцы – это земледельцы. Поэтому, живя в Казахстане и в Узбекистане, они хотели уехать куда-то на заработки. Поэтому, когда разрешили ездить, с конца 50-х годов начали ездить в Краснодарский край, в Украину, туда, где плодородные земли и где можно заниматься сельским хозяйством. Советские корейцы, которые переехали на эти земли, внесли существенную лепту в развитие сельского хозяйства.

У нас в Херсонской области на начало 2000-х годов проживало 1200 корейцев, сейчас где-то около 20 000 корейцев живет в Украине. Под 200 тысяч живет в Узбекистане, более 150 тысяч живет в Казахстане. Но многие корейцы сейчас уезжают на работу в Южную Корею.

В советское время уровень людей с высшим образованием среди корейцев был выше, чем в среднем по СССР, они занимали второе место после евреев

Анастасія Багаліка: А Південна Корея не проводить політику репатріації?

Людмила Видриган: Она не проводит, но многое делает для того, чтобы люди больше знакомились со своей культурой и со своими традициями. Потому что старшее поколение еще помнит наши традиции, и мы хотим, чтобы наши дети тоже это помнили.

Ровно неделю назад я ездила в Южную Корею по программе, которая называется «Посещение исторической родины». Я никогда там не была, это была первая моя поездка, которую организовали при поддержке посольства Южной Кореи, называется — «Фонд зарубежных корейцев». Смысл этой программы заключается в том, что они предлагают многочленные программы обучения, программы для молодежи, и сейчас при активном содействии посольства Южной Кореи в Киеве делается много для того, чтобы у нас было больше контактов содружества и сотрудничества именно с различными организациями, начиная с учебных и заканчивая промышленными предприятиями.  

Анастасія Багаліка: Які ваші враження від Південної Кореї? Ви її відвідали вперше, і вперше побачили вашу етнічну культуру, можливо, вперше почули справжню корейську мову. Ви взагалі, знаєте корейську мову? Чи знали її ваші батьки?

Людмила Видриган: Да, родители мои немного знали, и на бытовом уровне я кое-что понимала. Целенаправленно нас не учили корейскому языку, мы жили в Казахстане, а уже 42 года я живу в Украине.

Когда я побывала в Корее, меня все поразило, но это не первая поездка за границу, поэтому могу с чем-то сравнить. Но больше всего меня впечатлила поездка на демаркационную зону, на 38-ую параллель. Это граница между народом, разделенным пополам, на таком небольшом полуострове. И мы знаем, как живут люди там, и как - здесь.

Что касательно знания языка, то хочется, конечно, учить корейский. Мы не учили корейский, в начале 60-х годов немного было корейского языка для корейцев, но это продолжалось недолго, и потому эту программу свернули, потому что нужно было создать единую общность – советский народ. Мы и казахский не учили, живя в Казахстане.

 Анастасія Багаліка: Зараз ви намагаєтеся виправити цю ситуацію?

Людмила Видриган: Да, у нас в Херсоне начались курсы корейского языка. Ведет их носитель языка из Южной Кореи. Пока на курсах лишь несколько человек, но мы стараемся больше рассказывать и пропагандировать такие курсы. Желающих много, и что интересно, не только корейцы хотят учить, но и украинцы.  

Я не чувствую себя чужой в Украине, и в Советском Союзе не чувствовала себя чужой.

Анастасія Багаліка: Ви намагалися шукати родичів своїх батьків, які, можливо, живуть в Кореї?

Людмила Видриган: Если даже и есть какие-то дальние родственники, то они были на территории Северной Кореи. Поехать туда даже в советское время было очень проблематично. И мы практически не имеем каких-то корней, связей, информации о том, какие родственники там живут. Найти сейчас эти корни просто невозможно.

Анастасія Багаліка: Скільки корейська громада приділяє уваги тому, щоб молодше покоління знало про історію свого народу?

Людмила Видриган: Фонд для зарубежных корейцев организовывает обучение по разным специальностям. В этом году предложили обучение на визажиста, парикмахера и повара корейской кухни на три месяца обучения. От нашей Херсонской области поехал один человек. Они дают небольшую квоту – 7-8 человек на страну, потому что много стан принимают участие в этой программе.

Также для молодежи организовывают семидневную поездку на историческую родину, и финансово все это обеспечивает принимающая сторона. Этим всем они поддерживают молодежь, чтобы молодые люди знали свою историю.

Также мы организовываем национальный праздник – Новый год по восточному календарю.

Анастасія Багаліка: Як його святкують корейці в Україні?

Людмила Видриган: Каждая область празднует по-своему. Это не фиксированная дата, каждый год она меняется.

Когда мы праздновали, у нас были национальные платья, национальные блюда, были приглашены люди старшего поколения, а также молодежь. Это сплачивает людей, они понимают, что, живя в другой стране, которую они считают уже своей родиной, все равно помнят о своих исторических корнях.  

Например, я приехала из Кореи и привезла для маленького внука корейский костюм для мальчика. В жизни корейцев есть три важные даты: первая годовщина ребенка, свадьба и юбилей после 60-ти. На юбилей делают подарок для родителей дети, в годик – родители делают подарок для своего ребенка, а также родители делают свадьбу.

Анастасія Багаліка: Розкажіть про корейські етнічні костюми. Я знаю, що яскраві кольори – це те, що їх відрізняє.

Людмила Видриган: Местность, которая окружает Корею, это море и горы, там нет степей. Я думаю, что стремление в яркой одежде появилось от того, чтобы скрасить немного суровую природу. Это — нарядные одежды пастельных тонов, розовые, голубые, бирюзовые, и в костюме нет одного цвета. Он состоит из двух частей: верхняя часть всегда другого цвета, чем нижняя часть, и с длинными рукавами. И в знак уважения у корейцев старшим всегда подают что-либо двумя руками, подают — правой, а левой придерживают выше кисти. Говорят, что это из-за того, что раньше носили одежду с широкими рукавами, и когда подаешь, она мешает. Это и до сих пор так осталось.

Анастасія Багаліка: І цей одяг зовсім не схожий на одяг других азійських країн, які межують із Кореєю. Як так склалося?

Людмила Видриган: Так исторически сложилось. Есть еще одна особенность: когда шили корейскую традиционную одежду, для стирки она вся распарывалась и потом заново сшивалось. Точно также и одеяла – все распарывались перед стиркой, и нужно было потом заново шить.

 

 

Анастасія Багаліка: Давайте поговоримо про корейську кухню. В Україні про неї знають не багато.

Людмила Видриган: Очень много различных корейских салатов, которые можно встретить в любом городе Украины. Я хочу разбить миф, что корейцы занимаются только огородами и салатами. Они этим занимались в советское время, чтобы выжить. Я хочу подчеркнуть, что в советское время уровень людей с высшим образованием среди корейцев был выше, чем в среднем по СССР, они занимали второе место после евреев. Потому что для корейцев главное дать ребенку высшее образование, чтобы он потом получил хорошую работу и хорошую профессию. Поэтому в это вкладывали и душу, и деньги.

Что касается корейской кухни, то она острая и разнообразная. Есть национальная капуста Кин чи, лапша Кук су, где готовится отдельно все, что к ней идет приправой. Основное блюдо в корейской кухне – это рыба и овощи. Когда мы ездили в Южную Корею и пробовали местную еду, то поняли, что она все же отличается от той корейской еды, которую готовим здесь мы. Она немного сладковатая.

Анастасія Багаліка: Ви готуєте дома корейську їжу?

Людмила Видриган: Да, готовлю, когда захочу. И дети мои тоже иногда готовят корейскую еду. Моя девичья фамилия Ким, а по мужу я Выдриган. Муж у меня – украинец. Что касается адаптации корейцев, которые жили в Советском Союзе, то они адаптировались к этим условиям. Есть очень много смешанных браков, практически со всеми народами Советского Союза. Я не чувствую себя чужой в Украине, и в Советском Союзе не чувствовала себя чужой.

Анастасія Багаліка: Чи та антидискримінаційна політика, яку проводить держава, достатня, щоб захистити національні меншини в Україні?

Людмила Видриган: На данный момент, я считаю, что достаточна. Если учитывать то, что среди представителей корейской национальности в Украине есть люди без гражданства или со старыми узбекскими и советскими паспортами. Да, они не получают выплат или песий, живут на иждивении у родственников, но сказать, чтобы чувствовалась какая-то дискриминация, я сказать не могу.

Я хочу добавить, что в Киеве в этом году в лингвистическом университете открылась кафедра корееведения. И сейчас корейское посольство в содружестве с корейскими университетами приглашают в магистратуру тех, кто хорошо знает корейский язык.  

Анастасія Багаліка: Багато людей з громади знає корейську мову добре?

Людмила Видриган: Я бы сказала – недостаточно.

Анастасія Багаліка: Це рахунок йде на сотні чи на тисячі?

Людмила Видриган: Нет, у нас даже встреча была с послом и мы разговаривали через переводчика. Но мы не виноваты, ведь в нашем окружении не было корейского языка, чтобы мы могли на нем разговаривать. Мы с родителями говорили на-русском, на работе – на-русском или украинском.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.