Слушать

«Если я не с ними, значит я против них» — дзержинский активист

15 января 2015 - 16:35 2356
Facebook Twitter Google+
Федор Ганцалёв – житель прифронтового города Дзержинск недалеко от Горловки. Бывший шахтер не скрывает своих проукраинских взглядов, хранит дома портрет Бандеры, а на его магазине висит флаг армии УПА

Знімок екрана 2015-01-14 о 16.56.16Федор Ганцалёв – житель прифронтового города Дзержинск недалеко от Горловки. Бывший шахтер не скрывает своих проукраинских взглядов, хранит дома портрет Бандеры, а на его магазине висит флаг армии УПА. Журналист Громадского радио Константин Реуцкий побывал в Дзержинске, где и пообщался с активистом. 

Как вам жилось с такой позицией в Дзержинске, где большинство настроено не так патриотично, скажем?

Мне и сейчас плохо здесь живется, потому что здесь очень много людей с удовольствием тебе по башке палкой вечером дадут. Очень страшно, не знаешь, когда за тобой придут, завтра, послезавтра или среди белого дня, как приходили ко мне.

У вас висел флаг?

Принципиально. Он и до сих пор висит, только маленький.

Вас задержали, похитили именно за флаг, или что было поводом?

Даже не знаю. За «Слава Украине», за свои взгляды, за то, что я не с ними, а если я не с ними, то я против них.

Как Вы проявляли свою позицию в то время, когда город был захвачен? Вы общались с так называемыми ополченцами?

Да. Они потом ко мне приходили. Та полгорода друзей! Бывших. Они приходили ко мне на торговую точку, мы с ними общались как мужики с мужиками, они говорили, что «за твой язык тебе и язык оторвут, и горло перережут». Ну немножко нас люди знают и знают, что все равно мы бы под них («ДНР», ред.) не пошли. И последняя моя фраза, когда они меня отпустили, была «я вам буду в спину стрелять, если вы меня заставите воевать на вашей стороне».

Жена Федора вспоминает, как она узнала о похищении мужа:

«Еще до референдума они пришли и сказали, что такой страны как Украина не существует, приходили на торговую точку, побузили немного и ушли. А мне звонит знакомый и говорит, что Федю забрали. Белая шестерка без номеров, приехали четверо с автоматами, надели ему наручники и увезли. Потом мы его искали час четыре».

Семья Федора разбросана сейчас по всей Украине, сын в Киеве, дочка тоже уехала с Дзержинска.

«Сын у нас капитальный патриот, мы его увезли от греха подальше. И сейчас мы живем на два дома, он там («в Киеве», ред.), мы здесь. Дочка тоже без квартиры, тоже уехала, в Макеевке.

Мы здесь еще провели День независимости, на День шахтера мы митинг организовали. Не пришли ни директора шахт, ни Герои Украины. Многие боялись.

Ребята-молодежь собирается возле фонтана, тут на них наехали какие-то бандиты, погнались за ними, догнали возле санстанции, повалили на землю, начали избивать. Тут приехала наша «доблестное» ДНР и как будто бы их освободила. А потом сказали: «Раз мы вас освободили, спасли, значит вы нам теперь обязаны». В итоге ребята сейчас в ополчении.

Больше давления на Вас не оказывали?

Да приходили постоянно. Говорили, что я не прав, что такой страны нету, такого флага нету.

То есть, Вы тоже продолжали убеждать?

Конечно. Я общаюсь с Макеевкой, Горловкой, Енакиево, Луганском. Я им рассказываю, что мы сейчас живем хорошо, мы и раньше жили хорошо. Посмотрите, мы простые шахтеры, мы не начальники какие-то. Только работать надо!

Очень у многих людей забирали машины, а мы держали свою в гараже и ходили пешком.

Возможно ли сделать так, чтоб люди изменили свою позицию по отношению к Украине?

Во-первых, нужна культура. У нас здесь на Донбассе ее нет и не было никогда. Чтоб была культура, надо чтоб были нормальные руководители, которые патриоты своей страны и патриоты своего города. Есть такие люди, которые рождаются нищими и умирают нищими, но их знают поколениями потом.

Образование. Если у нас в школах преподаватели украинского языка рассказывают, что такой страны как Украина нету, а украинский язык – это суржик, навязанный нам кем-то, то что тогда можно говорить о простых рабочих.

Мы не какая-нибудь там нация, мы потомки великой Киевской Руси. А вот это – герой Украины (показывает потрет Степана Бандеры), и он не нападал ни на кого, его люди не оккупировали ни одного клочка другой соседней цивилизованной или дикой страны мира. Этот человек сидел в одном концлагере с сыном Сталина, у этого человека два его брата тоже погибло в этом концлагере.

У нас солдаты очень хорошие здесь. С блок-постов отвозят продукты, дважды передавали продукты на детский дом. А наш детский дом боится брать. Они говорят, чтоб забирали продукты назад, вы должны были согласовать с прокурором, врачем и санстанцией».

Дзержинский активист также рассказывает о патриотично настроенной молодежи.

«Артем и Андрей, им по десять лет, они ходят и говорят: «Дядь Федь, а когда у нас будет митинг?». А я вроде бы и не знаю про митинг. «Ну нам надо организовать митинг, чтоб он был». Ну люди уже ждут, когда это все возвратится, и мы будем красивые, в вышиванках. Если на прошлые Дни шахтера выходил один человек в вышиванке, то в этом году мы надеемся, что будет полгорода», — делится ожиданиями активист.

 

Константин Реуцкий, программа «Хроники Донбасса»

Лого Канада новыйПрограма «Хроніки Донбасу» на Громадському радіо підтримана Канадським фондом місцевих ініціатив.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.