Слушать

Помощь ЛНР луганчанам: 3 банки тушенки на 10 дней, — местный житель

07 сентября 2014 - 04:55 158
Facebook Twitter Google+
Люди в Луганске уже несколько недель живут без света, газа и воды. Готовят пищу на кострах

10491976_10202763427383599_2605157566340003167_nЛюди в Луганске уже несколько недель живут без света, газа и воды. Готовят пищу на кострах.  Из-за невыплат зарплат и пенсий им не на что купить продукты  и предметы первой необходимости. Наш корреспондент Виктория Луганская пообщалась с Евгением Гриценко, жителем поселка Юбилейного и узнала, как люди живут в условиях оккупации ЛНР.

Луганск уже более месяца в осаде. Нет света, воды, газа. Как вы живете, как проходит ваш день?

«Мы просыпаемся и по утрам самый живой поселок, потому что все идут что-то купить на рынок, отправляются набрать воды, идут зарядить телефоны от генератора. До 12 людей на улице много, а потом улицы пустые и могут быть небольшие скопления людей там где что-то есть или просто погулять, либо позвонить, сеть ловит не везде и главное задачей становится найти откуда позвонить. Вот так вот проходит день».

Насколько сильно пострадал поселок Юбилейный? Есть ли разрушения?

«Число я не назову, но половина может, не пострадала, а вот процентов 40 повреждений наверно будет. Чуть дальше поселка, где частные дома разбито все, туда стреляли каждый день очень долгое время».

А ваш дом?

«Наш дом уцелел, но он был обстрелян со всех сторон».

Получали ли вы гуманитарную помощь? Что она собой представляет?

«Гуманитарная помощь дается на 10 дней, на человека дается 3 банки тушенки по320 грамм 2011 года и 1 кг каш двух видов, воды 10 литров, а медицинская помощь- вата, йод, зеленка, это все что я знаю».

Жители города собираются возвращаться домой?

«Недели 2 назад людей вообще почти не было, а сейчас возвращаются очень многие, теперь стало более людно».

В интернете распространяют информацию, что если жители не вернутся в город до 13 сентября, ополченцы будут «национализировать» их пустующие квартиры. Что об этом говорят в самом Луганске?

«Скорее всего, информационная война, потому что я не слышал ни одного такого случая, ни слуха, ничего».

Почему вы не уехали, как другие? Что заставило вас остаться в опасном городе?

«Хотели выехать, вовремя не уехали, а потом, просто- напросто маршрутки уже не ходили, и стало вообще опасно уезжать».

Что собираетесь делать теперь?

«Уезжать куда-то и учиться, для людей здесь делать нечего, многие предприятия разрушены, не знаю ,смогут ли их восстановить вообще до следующего года. И отопительные системы, как люди будут жить на морозе, не представляю».

Есть ли сейчас паника среди населения, как жители реагируют на происходящее в городе?

«Люди больше стали выходить на улицы, это точно, сейчас уже чуть ли не как раньше ходят по рынку, смеются, разговаривают, но все равно бояться люди. Некоторые до сих пор спят в подвалах, боятся неожиданного обстрела».

А ваша семья?

«На ночь мы обычно в подвал бегаем, потому что однажды упал снаряд перед нашим домом и двое людей погибли, очень страшно, ведь никакой предпосылки не было, ничего не свистело. Никогда не знаешь, где оно в следующий раз взорвется. Пока еще ездят машины с военной техникой, мы стараемся ночевать в подвале».

Как ополченцы  относятся к местным жителям?

«Не хорошо. Одна бабушка когда-то попросила ополченца с автоматом «а не могли бы вы уехать из Луганска?» тот передернул затвор автомата, навел на нее ствол и ответил: « а не могли бы вы помолчать?». И такие случаи не редкость. И еще мародерство здесь процветает, уже наверно сотни семей, которые пострадали. После взрывов, особенно на гаражах, где срывает замки или вылетают двери, бегут и воруют все что есть и по ночам шастают вскрывают квартиры».

А как местные относятся к ополченцам?

«Да, поддерживают несмотря ни на что. Не смотря на ту жизнь, что была раньше и та, которая стала сейчас, большинству нравится то, что сейчас. Большинству, но не всем».

Виктория Луганская, проект «Говорит Донбасс» на «Громадському радіо»

Фото Константина Реуцкого

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.