Слушать

Сергей Лойко: На весь Донбасс у Кремля не хватило Гиркиных, Моторол, Гиви

22 августа 2015 - 09:28
Facebook Twitter Google+
Сергій Лойко, журналіст, письменник, кореспондент газети «Лос-Анджелес Таймс», розповідає про презентацію своєї книжки «Аеропорт», що її присвячено подіям в донецькому аеропорту
Сергей Лойко: На весь Донбасс у Кремля не хватило Гиркиных, Моторол, Гиви / Программы на Громадському радио

Автор каже, що 90% його книжки — це реальні події. У промо-ролику до роману Сергія Лойка звучатиме  пісня «Ой, чи то кінь стоїть» у виконанні Святослава Вакарчука і «Океану Ельзи». Сама ж презентація роману відбудеться в Українському домі 3-го вересня.
Василь Шандро: 3 вересня ви презентуєте книгу «Аеропорт» в Українському домі. Що це за жанр? Це ваші особисті враження про те, що ви побачили, коли відвідували місце бойових подій

Сергій Лойко: Есть хорошая фраза, что «Первую книгу ты пишешь про себя, вторую  — про друзей, а потом, если останутся силы и деньги, — получится литература». Не знаю, что там у меня получится, но одну документальную книгу я уже написал. Она о войне в Ираке, называется «Шок и трепет». Вышла она в московском издательстве «Вагриус» в 2003 году. Но это была чужая война. Получился такой учебник для журналистов, как выживать на войне, что для этого нужно, на что обращать внимание, что с собой иметь. А вот эта война, на которой я был с первого дня, для меня «родная, близкая», потому что и с той, и с другой линии фронта мои братья по крови. Конечно, эта война меня тронула, и я понял, что не могу написать такого же типа книгу, потому что я все уже высказал в своих статьях.

Я хотел написать книгу, которую открыл и читал бы каждый. И я написал вот этот роман «Аэропорт». Ключом к нему становится аэропорт, все действие начинается там. И дальше в романе описываются 5 последних дней аэропорта. Книга на 90% построена на реальных событиях: на моих каких-то наблюдениях, записях, интервью. Кроме этого я взял для этой книги 43 часа записи интервью с киборгами, которые были там до последней секунды, и с военными, которые прошли всю войну. Все события реальны: они могут быть смещены во времени, в пространстве, но в принципе, сам факт имел место. Я старался как можно лучше приблизить читателей к моим героям. Персонажи все вымышлены: иногда списаны с отдельных людей, иногда это собирательные образы. Но все они говорят настоящим языком, которым они говорят на войне. Все диалоги реальны, все монологи реальны. Я практически не придумывал реплик.

Начинается роман «Аэропортом» — это первая глава и кончается последними двумя главами об аэропорте. Через главу мы возвращаемся к нему. А между ними рассказывается о каждом этапе этой эпопеи, начиная с избиения студентов в ту ноябрьскую ночь 2013 года. Дальше идет расстрел на Институтской, последний день сопротивления властей. Затем идет Крым, потом Славянск, Иловайск. Все это кончается  аэропортом. Но чтобы не обидеть никого, я и сам аэропорт переименовал. Он называется «Краснокаменский».

Эта книга написана по мотивам и в ней, кроме войны, есть мощная любовная линия. Там есть много женских образов. Роман населен женщинами: как с российской стороны, так и с украинской. Трагедии и драмы, которые они испытывают, одинаковые, потому что они поставлены волею одного злодея в ситуацию, когда они ждут, любят и надеяться. И каждая может позвонить своему умирающему или раненому мужу, сыну, а может и не дозвонится…

Там есть главный герой — он объективный, независимый свидетель, который проходит через весь роман. И его глазами рассказывается о всех событиях.

Тетяна Трощинська: Ви неодноразово розповідали, що Донецький аеропорт — це яскравий приклад боротьби добра зі злом. Тут є цей сюжет? І чи є перемога добра над злом?

Сергій Лойко: Я не совсем так говорил. Я говорил, что это похоже на эпохальный роман «Властелин колец», где проходит похожая визуально борьба. Конечно, и с той, и с другой стороны — люди. Они разного качества. С той стороны на украинские земли пришел настоящий государственный терроризм. Не было ни одной причины, чтобы эта война случилась. Здесь не было никакой гражданской войны. Здесь не было никакого восстания народа. Из-за границы приехали террористы, захватили полуостров, устроили там фальшивый референдум. Причем это на виду у всего мира. Затем они ворвались на Донбасс, захватили административные здания, здания милиции и устроили там свою бандитскую власть. А Кремль говорит о том, что это было какое-то восстание народа против какой-то там фашистской власти.

На весь Донбасс у Кремля не хватило Гиркиных, Моторол, Гиви. Даже когда они пытаются представить вот эту гражданскую войну восставшего народа, им нужно придумать героев этого восставшего народа. А они даже найти этих героев не могут, потому что их там нет. В результате мы видим в ящике для идиотов эти ублюдочные морды Гиви и Моторолы. У них даже героев получше не нашлось.

Василь Шандро: А антигерой є?        

Сергій Лойко: Там есть образ злодея, тероориста, садиста по имени Дыркин с позывным «Расстрел». В книге есть антракт со вставленной главой о главном злодее. В принципе, можно догадаться, кто это такой. Этот антракт — переход между первой и второй частями книги. Но я не делаю выводов. Иногда выводами грешат мои персонажи, но это их право. Авторской позиции в этой книге нет. Я предоставляю читателям сделать собственные выводы.

Тетяна Трощинська: Це не перша війна для вас, хоча ви кажете, що вона для вас найближча. Чи відчували ви себе на ній частково солдатом?

Сергій Лойко: Я служил в армии, был сержантом, был в офицерских лагерях. Я вообще был таким военным человеком. Но как только ты берешь в руки оружие, ты перестаешь быть журналистом.

Василь Шандро: Ваша книжка виходить двома мовами: українською та російською. Це була ваша ідея чи вимога видавництва? І чи плануєте ви видавати книжку в Росії?

Сергій Лойко: Я был бы рад, если бы моя книжка вышла в России. Ей она сейчас необходима. Но к сожалению,  мой эфир на «Эхо Москвы» просто запретили и чуть не закрыли, хотя я ничего такого не сказал, только то, что видел. Поэтому, я боюсь, что мою книгу там запретят.

Василь Шандро: Там є антиросійські випади?

Сергій Лойко: Нет, наоборт: там есть смелые, храбрые герои, русские солдаты, женщины, которые совершают абсолютно нормальные человеческие поступки. Просто они выполняют преступный приказ.

Василь Шандро: На скільки події в Донецькому аеропорту є знаковими в російсько-українській війні?

Сергій Лойко: Я немножко горжусь тем, что приложил руку к этому  мифу о киборгах. Конечно, это было всего лишь маленькая часть войны. Но для меня важен этот аэропорт. Он как живой. Он родился красивым, сильным мальчиком, быстро вырос и превратился в поле боя. Сначала у него отвалилась одна рука, потому другая, потом ноги. Аэропорт — символ того, к чему люди не должны привыкать, чего они не должны допускать в 21 веке. Но человек не изменился. Он до сих пор движим, кроме добродетели, такими страшными инстинктами как зависть, ненависть, подлость и трусость.

Василь Шандро: Я знаю, що «Океан Ельзи» долучилися до промоції книжки. Розкажіть про це.

Сергій Лойко: Да, я очень рад этому событию, по тому что в книге в кульминационном моменте звучит народная песня в исполнении Святослава Вакарчука и «Океана Эльзы»  «Ой, чи то кінь стоїть». Святослав подарил нам эту мелодию дляbook-трейлера, который начнется через несколько дней по всем каналам украинского телевидения. 

 

Фото: hromadske.tv

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.