Слушать

Жители Трехизбенки, несмотря на обстрелы, не хотят покидать свои дома

05 декабря 2014 - 20:25 72
Facebook Twitter Google+
Село Трехизбенка расположено в 30 километрах к северо-западу от Луганска. Шаткое перемирие закончилось тут около месяца назад

Трехизбенка 29.11.14[17-29-40]Село Трехизбенка расположено в 30 километрах к северо-западу от Луганска. Шаткое перемирие закончилось тут около месяца назад. Противоборствующие стороны все чаще окрывают огонь, а между ними находится село, полное мирных жителей. Территория Трехизбенки стратегически важна – неподалеку находится Станица и город Счастье.

Украинские военные делают все возможное, чтобы не допустить противника к Счастьинской ТЭС. Наш журналист, Константин Реуцкий побывал в Трехизбенке. Общаясь с жителями, журналисту удалось узнать почему так много людей отказались покинуть свои дома, несмотря на ежедневную опасность. Чем согревают свои дома, о чем думают жители Трехизбенки, слушайте в нашем репортаже. 

Константин Реуцкий: не смотря на постоянные обстрелы, которые длятся уже третью неделю,  в Трехизбенке остается довольно много людей, мы видим много местных жителей.

Жители: и отсюда стреляют и оттуда, со всех концов. Ночью сегодня не поймешь откуда стреляют. Спим всю ночь в подвале, не раздеваемся и не разбуваемся, ложимся поверх одеял. Чуть стреляют- сразу бежим в подвал. Что это за жизнь? Вокруг говорят : «уезжай!» а куда ехать ,кто нас примет? Тут наши предки прожили, наши отцы, деды. Мне уже 72 года. Куда я поеду, когда у меня ноги еле ходят? В летний лагерь, как собаки? Что там делать, зима идет.

Константин Реуцкий: а как вы будете здесь жить зимой, когда нет ни электричества, ни газа?

Жители: не знаю. Сделали электричество, так опять перебили, стреляли из «Градов». Разбили мост, а он нам был как линия жизни – все ходили через него на работу. Теперь моста нет, людям остается только перелазить, а когда зима придет и снегом все засыпет, как людям быть?

Чтобы захватить Трехизбенку боевикам нужно построить переправу – перекинуть понтон, или восстановить полуразрушенный мост, взорванный ими же самими во время июньского отступления. Однако украинские военные бдительно стерегут позиции на берегу реки. Расстояние между позициями боевиков «ЛНР» и украинской армией в некоторых местах всего 200 метров.

Наиболее интенсивны обстрелы начинаются с наступлением темноты – жители Трехизбенки за последние 2 недели не помнят ночи, когда бы в поселке не рвались снаряды. Каждый день приносит новые разрушения. Только за последние 10 дней с селе погибло четверо и ранено 10 мирных жителей.

Константин Реуцкий: обстреливают часто?

Жители: стреляют, целую неделю постоянно.

Константин Реуцкий: а почему не уезжаете?

Жители: а куда ехать?

Константин Реуцкий: некуда?

Жители: было бы куда – давно уехали. Я тут один.

Константин Реуцкий: что делаете во время обстрелов?

Жители: хоронимся в подвалах.

Константин Реуцкий: а что у вас с газом электричеством, водой?

Жители: газа у нас уже месяца 2 нет, электричества 3 недели.  А уезжать мы никуда не собираемся, мы тут родились, куда мы поедем? Мы никуда не собираемся. Что Бог даст.

Константин Реуцкий: опасно же.

Жители: да, а что делать? У меня ребенок инвалид, куда я поеду, кто меня ждет? Кому нужна? Есть те, кто зовут, ну поедем мы на неделю или две ,а потом что? Опасно, что Бог даст, то и будет. Дома хоть есть что поесть, а ехать куда?  Мы за то, чтоб они (военные и ЛНР) начали  переговоры . Мы мирные люди ,здесь в основном пенсионеры, молодежь поуезжала. Хто как может – так и выживает: пилят дрова, продают все.

Константин Реуцкий: а что с пенсиями, зарплатами?

Жители: пенсии за 3 месяца выдают. Соцпомощь нет, но пенсионные выплаты люди получают.

В селе нет электричества и газоснабжения. Проблема и с питьевой водой. Коммунальщики постоянно пытаются восстановить коммуникации, но не прекращающийся артиллерийский огонь сводит их усилия на нет.

Константин Реуцкий: как вы торгуете без света? Продукты-то портятся.

Жители: как портятся ,когда -10 в магазине? Они нормально сохраняются.  Просто нам нужен свет, газ и вода, пому что мы живем как бомжи.

Константин Реуцкий: как вы готовите, как греетесь?

Жители: травой топим, ходим в лес собираем.

Константин Реуцкий: а уезжать не собираетесь?

Жители: нет, как мы бросим свой дом ,свою землю?

Константин Реуцкий: опасно, холодно, не известно сколько это будет длится.

Жители: ничего, будем терпеть.

Жители: два раза в неделю мы завозим. На 3 дня нам 20 кг колбасы, берем печенье, ведро селедочки.

Константин Реуцкий: а вы сами возите или поставщики?

Жители: нет, мы сами возим, к нас боятся ездить ,все боятся бомбежки.

МЧС и скорая не выезжают в Трехизбенку во время обстрелов. Тушить пожары и вывозить раненых односельчан жителям приходится своими силами. Эвакуировать пострадавших помогают новоайдарские милиционеры. Это не входит в их прямые обязанности, но они выезжают на вызовы в поселки вдоль всей линии фронта, чтобы забирать раненых местных жителей из-под обстрелов и доставлять их в больницы.

Константин Реуцкий: мы не нашли где переночевать и покидаем Трехизбенку, пока не стемнело. Местные жители говорят, что после темноты уже можно начинать бояться ,поскольку начинаются артиллерийские обстрелы.

Как и в большинстве прифронтовых населенных пунктов, многие трехизбенцы винят в своих бедах украинскую армию. Причиной происходящего местные жители называют борьбу олигархов за сферы влияния, считая себя просто пешками в этой игре.  Всё, о чем мечтают жители поселка – чтобы скорее наступил мир.

 

 

Трехизбенка 29.11.14[17-30-19]

 

Трехизбенка 29.11.14[17-25-11]

 

Трехизбенка 29.11.14[17-31-06]

Трехизбенка 29.11.14[17-25-52]

 

Трехизбенка 29.11.14[17-27-17]

 

 

Програма «Хроніки Донбасу» на Громадському радіо підтримана Канадським фондом місцевих ініціатив.

Canwordmark_colour

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.