Даже по законам России вопрос Крыма решен неокончательно, — Семена

31 августа 2016 - 21:39
FacebookTwitterGoogle+
Я имел право высказывать свое мнение как гражданин, как журналист. Я думаю, такое право должен подтвердить суд, — Николай Семена

Антон Наумлюк записал интервью с журналистом «Радио Свобода» Николаем Семеной, в отношении которого ФСБ возбудила дело. За то, что он считает Крым украинским. 

Антон Наумлюк: Какие обвинения вам предъявили, как проходил обыск? Расскажите о технической стороне уголовного преследования?

Николай Семена: Мне предъявили обвинение в том, что в тексте статьи («Блокада – необходимый первый шаг к освобождению Крыма») якобы содержится призывы к нарушению территориальной целостности РФ. Я не согласен с этим обвинением, потому что у меня не было злого умысла нарушать территориальную целостность РФ.

С другой стороны, я думаю, что вопрос принадлежности Крыма в соответствии даже с российским законодательством решен неокончательно. В настоящее время это является предметом обсуждения в международных инстанциях, в правительствах государств, международной общественности, в судах, в том числе международных и национальных. Поэтому я имел право высказать мнение по этому поводу как участник дискуссии.

Антон Наумлюк: Что конкретно не понравилось российским силовикам?

Николай Семена: Люди, которые возбудили уголовное дело по этой статье, вменяют мне то, что там есть слова о том, что блокада — необходимый шаг к тому, чтобы в процессе дальнейших действий Крым был возвращен в состав Украины. Это считают призывом к нарушению территориальной целостности РФ.

Антон Наумлюк: Какие доказательства предъявляет обвинение?

Николай Семена: Объявление располагает лингвистической экспертизой, проведенной их экспертным отделом Управления, в котором утверждается, что в данной статье нет призывов к совершению террористических актов, к возбуждению межнациональной либо межрелигиозной розни, в нем нет экстремистских призывов. Тем не менее, эксперт считает, что сама по себе статья является призывом к нарушению территориальной целостности РФ.

Антон Наумлюк: Насколько я понимаю, следствие каким-то образом получило в свое распоряжение скриншоты с вашего компьютера? Расскажите об этом подробней.

Николай Семена: Статья подписана псевдонимом, потому что сейчас в Крыму такая обстановка. Тем не менее, я не скрывал авторства и в ходе следствия признал, что я — автор материала. Как раскрылось в ходе следствия, российская спецслужба устроила за мной слежку уже на протяжении почти целого года.

В процессе этого они прослушивали мои телефонные разговоры, просматривали мою электронную почту и т.д. На мой компьютер была установлена шпионская программа, при помощи которой разведчики имели возможность снимать скриншоты с экрана. И в ходе написания материала они сняли несколько десятков скриншотов, которые запечатлели этапы подготовки материала. Хотя это — технологический процесс. Я сказал во время следствия, что я — автор материала, я не скрываю этого.

Антон Наумлюк: На каком основании велась слежка за вами как за журналистом? Это обычное явление для крымских журналистов?

Николай Семена: Процесс слежки для крымского региона, который присоединен к России, обычный для этой территории. Сейчас здесь записывается весь эфир, и при необходимости он может быть прослушан. Интернет-провайдеров обязали за свой счет установить специальное оборудование, которое дает возможность вскрывать любые аккаунты, просматривать электронную почту тех, кем заинтересуются правоохранительные органы.

Слежка и работа спецслужб за журналистами является свидетельством непрофессионализма этой службы. Ясно, что журналист неподготовленный, не владеет методами конспирации, не использует шифрования, кодов и т.д. Он работает открыто. За неимением других пойманных разведчиков, поймать журналиста для спецслужбы — очень простое дело. При этом нужно иметь ввиду, что нет необходимости проводить дорогостоящую слежку, использовать десятки филлеров для слежки по городу. Журналист фактически всегда открыт. Тесная работа с журналистами просто говорит о том, что спецслужбы не находят себе более интересной, полезной и ответственной работы.

Антон Наумлюк: Насколько я знаю, инциденты с российскими спецслужбами у вас были и до этого уголовного дела.

Николай Семена: В мае 2014 года в Крым приезжал польский корреспондент «Газеты Выборчей» Вацлав Радзивинович. Мы, как старые коллеги, встречались с ним в кафе, обсуждали текущие события. Там мы были задержаны представителями спецслужбы, у нас брали объяснения, выясняли, на каком основании Радзивинович приехал в Крым, обвиняли его в якобы незаконном пересечении границы и т.д. В течении нескольких часов мы сумели доказать, что все это не так, и нас отпустили. В последствии Вацлав Радзивинович был выслан из Москвы как персона нон-грата.

Антон Наумлюк: Ваше дело с подобным обвинением против журналиста не единственное. Расскажите о других делах.

Николай Семена: По статье 280.1 часть 2 (по обвинению в призывах к нарушению территориальной целостности РФ), в Крыму возбуждено четыре уголовных дела. Первое — в отношении Андрея Клименко, редактора сайта «BlackSeaNews», но он успел выехать в Украину. Второе — в отношении Ани Андриевской, корреспондента «Центра журналистских расследований» за статью из зоны АТО. Мое дело было третьим. Четвертое — в отношении члена Меджлиса Ильми Умерова за аналогичные высказывания по сети телевиденья «АТР».

Антон Наумлюк: На каком этапе сейчас находится ваше дело? Что вы ожидаете?

Николай Семена: Следственный отдел управления ФСБ по Республике Крым два раза продлил строк для расследования уголовного дела. Оно расследуется больше полугода. В сентябре уже будет год с момента публикации статьи. Я не думаю, что для того, чтобы сделать вывод по одной статье, следствию нужен год. Это свидетельствует о том, что следствие затягивает рассмотрение процесса. То ли выжидая более благоприятной политической обстановки, то ли для того, чтобы заставить журналистов замолчать.

Антон Наумлюк: Как вы оцениваете ситуацию со свободой слова, которая сложилась в Крыму после аннексии?

Николай Семена: В Крыму сегодня полностью отсутствует свобода слова. СМИ, которые были более-менее свободны, закрыты либо выдавлены из Крыма. Украинские СМИ не имеют доступа к крымской аудитории, есть небольшой доступ к средствам Интернета, но и он ограничивается блокировкой сайтов.

Сегодня по Крыму заблокированы от 40 до 60 сайтов, с которых крымчане не могут получать объективную информацию. Те СМИ, которым разрешено работать в Крыму, оправдывают состоявшуюся аннексию, пропагандируют действия власти. В Крыму доступны все российские СМИ. По своему опыту просмотров российского телевидения должен сказать, что это в большинстве не СМИ, а средство тотальной пропаганды, зомбирования населения.

Антон Наумлюк: Вас внесли в список экстремистов. С какими трудностями вы после этого столкнулись?

Николай Семена: Для меня было большой неожиданностью, когда я пришел в банк и не мог воспользоваться банковской карточкой. С большим трудом выяснил, что Росфинмониторинг внес мою фамилию в список экстремистов и террористов для предотвращения финансирования терроризма.

Видя меня, зная мое прошлое, в банке люди посмеялись над этим, но ничего не смогли сделать, потому что таков российский закон. Каждый раз, когда я хочу воспользоваться карточкой, нужно обращаться в отдел безопасности банка, чтобы те разрешили провести операцию. Они разблокируют карточку на одну операцию, потом опять ее блокируют.

Антон Наумлюк: Чем, по-вашему мнению, должен закончиться судебный процесс? Вы хотите оставаться в Крыму и работать, уехать на материковую часть Украины?

Николай Семена: Не хотел бы предвосхищать решение суда. Не смотря на всю обстановку, которая действует в российском правосудии, на всю очевидность несамостоятельности судов, мне хотелось бы верить в то, что в России возможно независимое правосудие, и по моему делу будет принято объективное решение.

Я не признаю своей вины и считаю, что инкриминированного мне преступления я не совершил. Тем более, сейчас адвокаты, которые ведут мое дело, подают ходатайство о прекращении уголовного дела из-за отсутствия состава преступления. Они на правовой базе российского законодательства обосновали то, что Крым и сегодня по российскому законодательству не окончательно оформлен в составе РФ, этот вопрос остается предметом общественно-политического, правового, юридического обсуждения.

Все граждане имеют право беспрепятственно высказать свое мнение по этому вопросу. Думаю, мой прецедент в том, что я высказал свое мнение, которое обсуждается, и высказал его наряду с миллионами других мнений, опубликованных в СМИ, наряду резолюцией Генассамблеи ООН, с резолюцией ОБСЕ, ПАСЕ, решениями правительств других государств, с мнением российской общественности, политических партий «ПАРНАС» и «Яблоко». Я имел на это право, как гражданин, как журналист. Я думаю, такое право должен подтвердить суд. 

Антон Наумлюк из Симферополя специально для «Громадського радио»

EU

Матеріал є частиною проекту Hromadske Network, підтриманого Європейською комісією.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.