104 дня в плену и книга-исповедь Сергея Сакадынского

17 февраля 2016 - 19:21 263
Facebook Twitter Google+
Луганский журналист Сергей Сакадынский рассказывает о своем пребывании в плену боевиков «ЛНР» и освобождении

В студии работают журналисты «Громадського радио» Елена Терещенко и Михаил Кукин

Елена Терещенко: Судя по оглавлению вашей книги «Луганский разлом» и тому, что вы писали о ней  это ваше личное восприятие ситуации в Луганске?

Сергей Сакадынский: Да, это авторский взгляд. Я рассказывал только о том, что я видел или слышал.

Елена Терещенко: Вы пребывали в плену у человека, который пустил в расход достаточно большое количество людей. Три месяца в плену — и освобождение. Это повезло, это удача?

Сергей Сакадынский: 2 августа я попал в плен к формированию «Бэтмена». 13 ноября нас оттуда освободило «МВД» самопровозглашенной «ЛНР». Потом еще мы находились под охраной до тех пор, пока «Бэтмен» не был убит.

Как я понимаю, на тот момент назрел конфликт между «Бэтменом» и Плотницким. «Власти» «республики» пытались найти методы подавления сопротивления отдельных банд. Мы оказались отличным козырем. Не нужно ничего выдумывать: есть люди, которых он держал в подвале, пытал. Мы даем показания — эти показания используются против него. Это был ключевой момент в принятии решения нашего освобождения.

Идея написать книгу сформировалась как раз в подвале. Но структурно это оформлялось какой-то период времени. Я сначала думал писать об обстоятельствах плена и о подвале. Но потом это все расширилось до описания ситуации в Луганске, которая сложилась от первых Евромайданов и Антимайданов, которые начались в ноябре 2013 года.

Елена Терещенко: Вы  тот редкий человек, который долгое время общался с непосредственными участниками и организаторами «ЛНР». Сейчас политический процесс урегулирования как-то идет. Считаете ли вы, что попытки найти общий язык имеют перспективу?

Сергей Сакадынский: Это возможно. Но перспектива не ближайшего времени. Люди стреляли друг в друга, убивали друг друга. Все это еще живо в памяти. Переговоры возможны, только когда в самопровозглашенных «республиках» на руководящие роли будут выдвинуты люди, которые непричастны к событиям, происходившим в 2014 году, и с которыми украинская власть сможет вести диалог более или менее на равных.

Михаил Кукин: Вы сами, проведя три месяца в подвале, могли бы простить этих людей? Или понять, что во благо страны с ними нужно вступить в переговоры?

Сергей Сакадынский: Очень много было обычных людей, пришедших в ополчение в силу каких-то обстоятельств. У меня к ним нет претензий. Я считаю, что людей, которые не занимались грабежами, убийствами, не замешаны в каких-то серьезных преступлениях, нужно безоговорочно амнистировать.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.