Адвокат рассказал, почему Краснова таки выпустили из СИЗО

24 сентября 2016 - 21:39 193
Facebook Twitter Google+
По словам адвоката, состав преступления расширяли постепенно: сначала незаконное хранение оружия, потом добавили подготовку к террористическому акту, государственную измену и подготовку к убийству

Адвокат Леонид Сиваков, защищающий главу «Азов-Крым» Станислава Краснова, рассказывает о подробностях освобождения своего подопечного из СИЗО.

Алена Бадюк: В каком статусе сейчас Станислав?

Леонид Сиваков: Станислав, к сожалению, в статусе подсудимого, как и был, но он находится дома со своей женой, которая тоже подсудима по этому же уголовному деле.  Данное дело рассматривается Бориспольским городским судом. Предварительное заседание состоится 3 октября.

Татьяна Курманова: Он вышел из СИЗО, потому что закончился срок содержания под стражей?

Леонид Сиваков: Это достаточно «дивная» история. Он давно должен был выйти на свободу, потому что подозрения по ходу дела с него снимались. Подозрения в госизмене были сняты с него судьей Цыктич в Шевченковском суде еще в апреле этого года. После этого я дал интервью СМИ, считал, что после этого его однозначно нужно освободить из-под стражи и дать возможность залечить раны, которые он получил при задержании.

Случилось так, как случилось. Он освободился ночью 23-го числа. Бориспольский суд взял на себя смелость дважды незаконно продлевать срок содержания под стражей.

Алена Бадюк: Почему незаконно?

Леонид Сиваков: Потому что без участия защитников. Они продлевали сначала на три дня, потом еще на пару дней. Есть технология, предусмотренная Уголовно-процессуальным кодексом, каким образом подается ходатайство прокуратурой, каким образом принимаются решения судов. На третий раз суд не взял на себя смелость и не продлил срок содержания под стражей.

Вчера я слышал комментарий главы СБУ Грицака.

Татьяна Курманова: На брифинге глава СБУ Василий Грицак заявил, что он очень удивлен, что Бориспольский суд не продлил срок содержания под стражей, отметил, что вина Краснова якобы полностью доказана.

Леонид Сиваков: Василий Грицак берет на себя гораздо больше, чем положено по закону о СБУ. В третьей статье есть функции главы службы, а в 13-й статье повторяются лично его права и обязанности. Здесь сказано, что он должен уважать верховенство права. У нас никто не считается виновным до вступившего в силу обвинительного приговора. Эти мировые нормы. Я уверен, что, если бы глава ФБР или ЦРУ допустил подобное, он был бы уволен в тот же день.

Татьяна Курманова: Как сейчас себя чувствует Станислав?

Леонид Сиваков: Сейчас Станислав Краснов набирается сил. Ему нужны силы для того, чтобы предстать перед судом, доказать то, что он не собирается убегать от правосудия. Сейчас он может передвигаться везде, где хочет и может себе позволить. При первичном обыске у него изъяли документы, но подписки нет. Относительно его жены есть домашний арест, поэтому он подневольно тоже соблюдает режим домашнего ареста.

Ему нужно обязательно в ближайшем времени предстать пред медиками. Он получил травмы и на фронте, и от наших органов задержания, которые его избивали с часа ночи до 9 утра. На него оказывалось колоссальное физическое и моральное давление на протяжении полугода, когда он находился в казематах.

Сейчас ему нужно собраться морально. Физически он восстановится быстро.

Татьяна Курманова: Какое уголовное производство открыто?

Леонид Сиваков: Наши правоохранительные органы пошли дальше, чем они могут себе это позволить. Еще в 2014 году было за незаконное обращение с оружием открыто дело относительно Станислава Краснова и его друга, который сейчас находится в Крыму. Это дело приберегли. Где-то оно лежало все это время. Его никто не поднимал. 28 февраля Станислава Краснова задерживали по такой же статье за незаконное хранение, обращение с оружием. Потом, когда у видели, что Станислав никуда не убегает, избитый, перебитый, начали вменять другие составы преступления. Составы преступления якобы были, но добавляли их постепенно. Сначала добавили подготовку к террористическому акту. Вчера Грицак всерьез заявил, что это была подготовка к взрыву следственного изолятора на Аскольдовом переулке.

Также речь шла о госизмене.  Есть еще и четвертое – подготовка к убийству лиц, показания которых есть в уголовном деле. Это командиры подразделений. Стас был с ними третьим командиром при блокировании Крыма. Эти люди дали показания, что они действительно спали в одной палатке, кушали из одного котелка, что они не считают себя потерпевшими.

Татьяна Курманова: В СБУ заявляли, что Стас якобы встречался со своим российским куратором. Была ли на заседании обнародована фамилия?

Леонид Сиваков: Пока еще не была, но неоднократно это имя звучало при рассмотрении санкций относительно Краснова. Первые фамилии – Путин, Медведев. В уголовном деле написано, что своими действиями Краснов способствовал самоутверждению президента России Владимира Путина и Медведева.

В деле есть показания представителя службы внешней разведки, что он действительно встречался с этим лицом, но по заданию службы внешней разведки Украины.

Татьяна Курманова: Будут ли какие-то запросы в службу разведки?

Леонид Сиваков: В деле есть допрос лица, которое является официальным сотрудником службы внешней разведки, который подтвердил, что Стас с ним сотрудничал. Он хотел при этом поспособствовать нашей Родине в том, чтобы ликвидировать террористическую угрозу. Этот человек – представитель общественной организации, которая в России называется «Наши».

Татьяна Курманова: Что планируется рассматривать на заседании 3 октября?

Леонид Сиваков: Это будет предварительное заседание, на котором будет рассматриваться, передается ли дело для рассмотрения по существу именно этим судом. Прокуратура хочет его забаррикадировать и отправить в апелляцию. Прокурор попросил старое дело 2014 года передать в Бориспольский суд со Святошинского. Прокурор просит собрать эти два дела и отправить в апелляционный суд, который бы отправил их в высший специализированный суд (30-го числа будет уже в состоянии ликвидации) для того, чтобы определить, какому суду рассматривать это дело.

Такими действиями прокуратура создает предпосылку считать, что доказательств в деле очень мало, либо их вообще нет и они не хотят переходить к рассмотрению дела по существу.

Татьяна Курманова: В СБУ говорили о тайнике. Какие-то доказательства тайника и изъятой взрывчатки приводятся?

Леонид Сиваков: Я не сильно разбираюсь в этих вопросах, однако после ознакомления с материалами дела я понимаю, что какое-то средство, которое может считаться взрывчаткой было найдено, но не у Краснова, не у его жены, а на расстоянии около 300 метров от того места, где его избивали.

Доказательства будут исследоваться, когда суд приступит к рассмотрению дела.

Татьяна Курманова: Каковы ваши прогнозы?

Леонид Сиваков: Я предполагаю, что дело будет закрыто на какой-то стадии либо будет оправдательный приговор.

Мы обратились в комитет, который рассматривает вопросы пыток, при Европейском суде. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.