Слушать

Адвокат, защищающий россиян: просим Савченко обновить списки граждан РФ в украинских тюрьмах

28 января 2017 - 20:40
FacebookTwitterGoogle+
Кого хочет обменять Россия?

Адвокат Валентин Рыбин, который ведет дела россиян, назвал фамилии и рассказал о переговорном процессе.

Ирина Ромалийская: Наши коллеги из «Громадського телебачення» опубликовали список из 14 россиян, которых якобы хочет получить Россия в обмен на украинцев, которые содержатся в тюрьмах России или на неподконтрольных территориях. Этот список дополнился еще кем-то за это время?

Валентин Рыбин: Да, я видел этот список. Он дополнился еще одной фамилией. Более того, на сегодня список фамилий есть и на сайте моего фонда «Одиссей». Это граждане Российской Федерации, которые находятся на территории Украины в условиях содержания под стражей.

Татьяна Курманова: Речь идет о 16 людях?

Валентин Рыбин: Да. Один из них — бразилец. Поэтому это 15 россиян и 1 бразилец. Хочу отметить, что это перечень фамилий людей, которые находятся здесь в определенных экстремальных условиях. Говорить о том, что их хочет забрать Россия пока рано, потому что переговорный процесс идет и уже переговорщики будут устанавливать, кто поедет, когда, и каким образом все это будет происходить.

Ирина Ромалийская: Но эти фамилии обсуждаются в переговорном процессе?

Валентин Рыбин: Конечно. Более того, я обратился к Надежде Савченко с просьбой направить соответствующие депутатские запросы в компетентные органы для получения информации о том, сколько граждан Российской Федерации находятся в условиях содержания под стражей и обвиняются в совершении определенных преступлений, которые расследует Главная военная прокуратура или СБУ.

Татьяна Курманова: Всех этих людей вы защищаете или они находятся у вас под патронатом?

Валентин Рыбин: Практически все те лица, которые перечислены в списке на сайте, находятся под патронатом фонда. Защиту интересов этих лиц в суде мы не осуществляем.

Татьяна Курманова: Давайте объясним, что такое патронат?

Валентин Рыбин: Патронат — это предоставление помощи людям, которые содержатся под стражей на досудебном расследовании или отбывают соответствующие наказание в учреждениях исполнения наказания. Речь идет о предоставлении продуктовых передач и, возможно, вещей первой необходимости. Юридическая защита также предоставляется нашим фондом. Лично я защищаю четырех человек из этого списка. 27 января был подписан договор с бразильцем. Это Рафаэль Лусваргхи. Мы также будем его защищать и предоставлять ему помощь, поскольку человек находится в тяжелейших условиях. У меня была информация о том, что он подвергался физическому воздействию в Лукьяновском СИЗО. Именно поэтому было принято решение согласиться с позицией обвинения. В среду, 5-го числа, был вынесен приговор. Он получил 13 лет. Однако, скорее всего, этот приговор будет обжалован.

Ирина Ромалийская: Рафаэль Лусваргхи был осужден за участие в военных действиях на стороне боевиков в так называемых республиках?

Валентин Рыбин: Да. По приговору он признан виновным в участии в террористической организации и незаконном владении оружием.

Ирина Ромалийская: Почему вы говорите, что он находится в тяжелых условиях?

Валентин Рыбин: Дело в том, что за некоторое время до окончания судебного рассмотрения производства он почему-то был переведен из СИЗО СБУ в Лукьновское СИЗО. Он попал в камеру к другим гражданам Украины. Возник определенный конфликт. Администрация должна была предусмотреть возможность такого конфликта, однако во избежание этого конфликта ничего не было сделано. Рафаэль получил телесные повреждения. Информация об этом подана в соответствующие органы. Я думаю, что по этому поводу будет разбирательство.

Ирина Ромалийская: Почему вы обратились именно к Надежде Савченко?

Валентин Рыбин: Надежда Савченко опубликовала списки граждан Украины и Российской Федерации, которые обсуждаются для обмена. Я обратился к Надежде Савченко, потому что депутатский запрос Героя Украины Надежды Савченко, на мой взгляд, мотивирует государственные органы дать более полную информацию. Вынужден констатировать, что украинская сторона не предоставляет российской стороне информацию о гражданах Российской Федерации, находящихся здесь под стражей или отбывающих наказание.

Ирина Ромалийская: Что значит не предоставляет информацию?

Валентин Рыбин: По международным договорам и уголовно-процессуальному кодексу, в случае установления гражданства другого государства у определенного задержанного лица сторона, которая произвела задержание, обязана сообщить об этом в соответствующие учреждение представительства этого государства. Представительство российской Федерации не получает такую информацию.

Ирина Ромалийская: По кому конкретно? Потому что по тому же Лангеру уведомлялось.

Валентин Рыбин: Позволю заметить, что Андрей Лангер был задержан в августе 2015 года. Я же говорю о новых задержанных. Поэтому мы обратились к Надежде, чтобы она помогла актуализировать списки российских граждан.

Ирина Ромалийская: Давайте пройдемся по этому списку.

Татьяна Курманова: Например, Руслан Гаджиев. Вы тоже его защищаете в суде?

Валентин Рыбин: Да.

Татьяна Курманова: Он находится в СИЗО Бахмута?

Валентин Рыбин: Да. В Артемовском горрайонном суде проходит рассмотрение его уголовного производства. Сейчас мы на стадии предоставления доказательств со стороны обвинения. В данном случае идет рутинная работа по приему или неприему этих доказательств.

Татьяна Курманова: Руслан Гаджиев признает вину?

Валентин Рыбин: Руслан Гаджиев не признает вину. Позиция защиты заключается в том, что мы не согласны с квалификацией его действий.

Ирина Ромалийская: Среди прочих в этом списке есть Ольга Ковалис, она содержится в Мариуполе, Павел Черных, который тоже находится в Мариуполе, Андрей Лангер, Игорь Кимаковский, который находится в Бахмуте, Аркадий Жидких, который находится в Бахмуте, Руслан Гаджиев, Александр Баранов и Максим Одинцов.

Валентин Рыбин: Александр Баранов и Максим Одинцов находятся в Николаеве. Ко мне обращались представители Российской Федерации с просьбой узнать о них какую-либо информацию. Мы предоставили информацию, которая была у нас. На сегодня мне известно, что досудебное расследование по данному производству ведется. Однако, в свете недавних достаточно результативных переговоров политической подгруппы по минским соглашениям, возможно, мы скоро увидим развязку по Одинцову и Баранову.

Татьяна Курманова: Их могут обменять?

Валентин Рыбин: Не буду говорить об этом сейчас четко, но я предполагаю, что, возможно, это произойдет в скором будущем.

Татьяна Курманова: Статья у них одна — дезертирство?

Валентин Рыбин: У них 2 статьи — дезертирство и государственная измена.

Ирина Ромалийская: Баранов и Одинцов ранее были военными украинской армии, а после оккупации Крыма присягнули вооруженным силам Российской Федерации.

Валентин Рыбин: Это в данном случае не является государственной изменой. Они не вышли на пункт сбора. Оставаясь военнослужащими, они должны были выйти на пункт сбора и покинуть территорию Крыма. Они этого не сделали. Поэтому им и предъявляется государственная измена.

Ирина Ромалийская: Вы настаиваете на том, что это дезертирство, а не государственная измена?

Валентин Рыбин: Я не берусь обсуждать квалификацию их действий, так как не защищаю этих людей.

Ирина Ромалийская: Также в списке есть Евгений Мефедов и Максим Соколов.

Валентин Рыбин: Это граждане Российской Федерации, которые находятся в Одессе. Уголовное производство и достаточно резонансное судебное рассмотрение этого дела продолжается.

Ирина Ромалийская: Речь идет о событиях 2 мая 2014 года в Одессе.

Татьяна Курманова: Их называют представителями одесского Антимайдана.

Валентин Рыбин: Хочу напомнить, как неизвестные люди в балаклавах заставляли судей писать заявления об увольнении после того, как те осмелились изменить меру пресечения Евгению Мефедову. Договор, который был подписан мною с Евгением еще в сентябре 2016 года, на сегодня является актуальным. Следующее заседание будет 3 февраля. Я надеюсь, что процесс все-таки двинется с места.

Татьяна Курманова: Следующий в этом списке — Николай Корчагин из Рязанской области.

Валентин Рыбин: Он получил 8 лет. Отбывает наказание в Ровенской области.

Ирина Ромалийская: Сергей Резник 1961 года рождения. Тут, кстати, не указано его гражданство.

Валентин Рыбин: Мы не указываем гражданство, если не имеем информации, которая четко подтверждает гражданство Российской Федерации.

У нас есть непроверенная информация о том, что он является гражданином Российской Федерации. Поэтому пока я не могу публиковать эту информацию на сайте.

Ирина Ромалийская: Где он содержится?

Валентин Рыбин: Не могу сказать. Пока мы не знаем.

Ирина Ромалийская: Вам о нем сообщила Россия?

Валентин Рыбин: Мы получаем непроверенную информацию из источников, которые не являются официальными. Поэтому для того, чтобы ее проверить и опубликовать, нужно время.

Ирина Ромалийская: Денис Сидоров 1981 года рождения. Родом из Москвы. Он воевал на стороне самопровозглашенной «ДНР», но сдался в плен украинской армии в сентябре 2016 года. Где он сейчас находится?

Валентин Рыбин: Не могу точно вспомнить.

Ирина Ромалийская: Александр Дубинин из Астраханской области обвиняется в убийстве и разбое. Содержится в СИЗО города Киева.

Валентин Рыбин: Этот человек обвиняется в сугубо уголовных правонарушениях, которые не имеют отношения к участию в вооруженном конфликте. Его фамилия была засвечена в списке Надежды Савченко. Я имел договорные отношения с Александром Дубининым еще в 2015 году. Он был задержан еще до событий, которые имели место на Донбассе.

Татьяна Курманова: Почти всем в этом списке инкриминируется участие в незаконных военных формированиях и террористических организациях.

Валентин Рыбин: Да. Это позиция государства Украина. Не только гражданам России, но и гражданам Украины с той стороны власти Украины предъявляют непосредственное участие в террористических организациях. Это статья уголовного кодекса 258 (3), подследственность которой относится к органам СБУ, работающим на линии соприкосновения.

Татьяна Курманова: Большая часть из них и не скрывала, что воевала на стороне самопровозглашенных республик.

Валентин Рыбин: Абсолютно точно могу сказать, что никто из списка, который находится на странице фонда, не является военнослужащим Российской Федерации. Воюют люди, имеющие гражданство Российской Федерации, а не кадровые военные.

Ирина Ромалийская: Напомню о деле Александра Александрова и Евгения Ерофеева. Вы защищали Александра Александрова после того, как был убит ваш коллега Юрий Грабовский. Позиция защиты выстраивалась на том, что они не были действующими сотрудниками Главного разведуправления Минобороны России, а были просто добровольцами. В суде это было доказано, оспаривать не стали.

Валентин Рыбин: Мы не стали оспаривать приговор первой инстанции. После вступления приговора в силу и Александров, и Ерофеев были помилованы президентом Украины. Это произошло потому что в Украину 25 мая 2016 года вернулась Надежда Савченко. Юридически государство Украина ни к Ерофееву, ни к Александрову претензий не имеет.

Ирина Ромалийская: Выходит моральная коллизия: Надежда Савченко, которая в свое время была обменяна на вашего подзащитного, теперь пишет запросы по вашей просьбе.

Валентин Рыбин: Я не вижу в этом ничего такого. Надежда Савченко все свои усилия направляет на возврат украинских граждан из Российской Федерации. В этом я могу только ее поддержать. Если Россия будет знать о тех, кто находится здесь, возможно, переговорные процессы будут более эффективными.

Татьяна Курманова: На кого могут быть обменяны люди из этого списка?

Валентин Рыбин: На тех, кто находится в Российской Федерации. Может быть, на тех, кто находится в списках «ДНР» и «ЛНР». Давайте это оставим специалистам по переговорам.

Ирина Ромалийская: Вы принимаете участия в этих переговорах или даете информацию переговорщикам?

Валентин Рыбин: Мы обмениваемся информацией, однако непосредственно за стол переговоров я не допускаюсь.

Ирина Ромалийская: Указано, что патронат большинства вышеперечисленных людей осуществляет Алексей Грубый. Ранее он работал консулом Российской Федерации в Украине. Чем он занимается сейчас?

Валентин Рыбин: Алексей Грубый закончил свою миссию в Украине. В данном случае ссылка на Алексея Грубого должна расцениваться как ссылка на Российскую Федерацию. Сегодня Алексей Грубый находится в Москве и продолжает службу в Министерстве иностранных дел РФ.

Ирина Ромалийская: Когда можно ждать результатов по этому списку?

Валентин Рыбин: Я ожидаю результатов активизации процесса в ближайшем будущем. Я предполагаю, что определенные результаты мы увидим уже в апреле-мае.

Татьяна Курманова: Этот список будет расширяться?

Валентин Рыбин: Если Надежде Савченко не будет отказано в предоставлении информации о гражданах РФ, находящихся под уголовным преследованием, я думаю, этот список будет дополнятся.

Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете происходящие в Крыму с вашими коллегами — Эмилем Курбединовым и Николаем Полозовым?

Валентин Рыбин: К сожалению, данные случаи имеют место не только в Российской Федерации, но и в Украине. Недавно в Киеве произошло чудовищное убийство адвоката Валерия Рыбальченко. Я вынужден констатировать, что адвокаты притесняются как в России, так и в Украине. Я считаю, что задержание адвоката и давления на него является недопустимым.

Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете ход следствия по делу Юрия Грабовского? Как вы относитесь к тому, что суд сделали закрытым?

Валентин Рыбин: Досудебное расследование по Юрию Грабовскому было завершено. Дело передали в суд. Суд решил рассматривать уголовное производство в закрытом режиме. Я предполагаю, что это было сделано с целью не навредить и не дать возможности неправильно интерпретировать то, что происходит на судебном заседании.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.