Слушать

«Академия наук Украины в состоянии легкой шизофрении», — Антон Сененко

07 февраля 2016 - 22:43 258
Facebook Twitter Google+
Отток молодых ученых в украинской науке сегодня колоссальный: до семи тысяч человек за 2012-2014 года, — Антон Сененко

Говорим о проблеме, связанной с оттоком за пределы страны молодых ученых в отечественной науке. Ситуацию в эфире «Громадского радио» комментирует старший научный сотрудник Института физики Национальной академии наук Украины Антон Сененко.

index_20_0.jpg

Антон Сененко / «Громадське радио»
Антон Сененко

Алексей Бурлаков: Расскажите в каком состоянии сегодня находится Национальная академия наук Украины?

Антон Сененко: Занимаемся мы сканирующей туннельной микроскопией сверхтонких органических пленок. Это нанотехнологии. Мы можем гордится тем, что в нашей стране есть высокотехнологичная наука, которая работает с очень серозным оборудованием. Мы тесно сотрудничаем с Францией и Голландией. Мы можем видеть, как взаимодействуют в прямом пространстве между собой атомы и молекулы.

Национальная академия наук сегодня находится в состоянии небольшой шизофрении. С одной стороны там все хорошо, а с другой – все плохо. Хорошо то, что мы начали реформы. В прошлом году был принят соответствующий закон. Благодаря новому закону, научная сфера начнет приближаться к западным стандартам?

Алексей Бурлаков: В чем именно?

Антон Сененко: Будет создан Идентификационный комитет. Это сообщество людей, которые имеют большой авторитет и они будут создавать Национальный совет. Совет будет заниматься прозрачным распределением финансирования на самые важные разработки в нашей стране.

Алексей Бурлаков: Будет ли такое объединение ученых адекватно оценивать различные ситуации и позиции?

Антон Сененко: Конечно. При любой системе объективного оценивания всегда найдутся люди, которые будет на этом спекулировать. Мы исходим из фактов. Мы должны провести реформу в этом году и Идентификационный комитет должен быть создан. До 1 августа мы должны уже закончить все реформы.

Но, к сожалению, у Министерства финансов есть свое видение этого процесса. Они не учитывают мнение экспертов и считают, что бюджетный процесс должен ускорить наши реформы. Украина должна участвовать в программе «Горизонт 2020». Эта программа открывает кое-какие перспективы для наших ученых в европейской науке. Но министерство финансов выделило нам на 1 квартал этого года настолько мало денег, что мы уже сейчас, не проведя аудит и оптимизацию, сокращаем людей. Это катастрофа.

Алексей Бурлаков: А это может означать, что в бюджет было заложено меньше денег, чем нужно для этой реформы?

Антон Сененко: Обычно у нас в стране так и происходит. Мы исходили из того, что нам дадут в этом году такое же количество финансирования, яка и в прошлом году. В прошлом году у нас было 2 миллиарда 300 миллионов гривен. В этом году нам дали всего 2 миллиарда и 50 миллионов гривен.  В связи с этим нам нужно уволить около 30-40 % людей в зависимости от сферы деятельности.  Самые низкие ставки у молодых специалистов. Такая ситуация в первую очередь бьет по молодежи, которая и реформирует украинскую науку.

У нас сумасшедший отток молодых кадров. За 2012-2014 года мы потеряли 7 тысяч молодых кадров. Во всей Национальной академии наук осталось не больше 3 тысяч молодых кадров, возрастом до 35 лет. Практически все институты Академии наук работают 3-4 дня в неделю. Зарплата молодого ученого составляет 2200 гривен на руки. При такой ситуации все молодые ученые уедут.

Но есть и позитивные стороны. Во многих исследованиях мирового уровня мы находимся на переднем краю науки. Сегодня благодаря новому законодательству многие вещи стало делать проще. Раньше, когда я работал во Франции нужный мне для исследование препарат был бы у мне на столе уже через 2 дня после заказа. В Украине, чтобы получить препарат приходится месяцами бороться с документацией, платежными документами и таможней. До прошлого года существовали существенные ограничении по командировкам. Также раньше были проблемы с получением денег через международные гранды. Эту валюту ми обязаны были конвертировать в гривны и теряли на этом огромные ресурсы.

На Западе существуют специальные структуры, которые занимаются коммерциализацией науки, а у нас в стране таких структур или людей я не наблюдаю. Существуют отдельные фонды, но это не тренд.  Когда наш ученый работает в Украине за 2 тысячи гривен, а потом выезжает на запад и получает там 3 тысячи евро, значить проблема не в нашем ученом.

Мы даже не имеет права тратить на научное оборудование сумму больше 6 тысяч гривен. Это запрещено законодательством из-за действующего режима экономии. Приходится покупать приборы частями, а это выходит намного дороже. Но у нас есть тысячи молодых людей, которые видят науку в Украине. И пока мы боремся, у нас все будет хорошо.  

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.