Аккредитация в «горячей» точке дает надежду, что тебя не посадят, — Попова

12 мая 2016 - 15:42 166
Facebook Twitter Google+
Замминистра информационной политики Татьяна Попова отмечает, что за хакерство в США можно попасть в тюрьму на десятилетия

Татьяна Попова: Официально в списке «Миротворца» 7900 имен, но на самом деле журналистов меньше, около пяти тысяч, имена там повторяются по несколько раз.

Андрей Куликов: Какова позиция министерства информационной политики по этому вопросу?

Татьяна Попова: Мы против разглашения данных, которые могут нарушить безопасность журналистов. Мы просто ждем официальный запрос от организаций, чтобы начать действовать. Утром пришло письмо от «Репортеров без границ». Это все ставит под угрозу жизнь журналистов и портит налаженные отношения с медийщиками. Это вообще база 2014 года, тогда после МН-17 было очень много иностранных журналистов в Украине.

Анастасия Багалика: На фейсбуке возмущаются присутствием в списке украинских имен.

Татьяна Попова: Непонятно, почему там выложены личные данные, имена иностранных журналистов, украинских журналистов, которые работают на зарубежные издания.

Андрей Куликов: Но аккредитация необходима для работы на той территории.

Анастасия Багалика: Сейчас на тех территориях вообще запрещают работать украинским журналистам. На сайте «Миротворец» говорят о хакерском взломе.

Татьяна Попова: Да. Но у нас нет сегодняшней базы. Вот она была бы интересна спецслужбам. Не знаю, в чем причина утечки этой базы, но это вопрос к их пониманию, что они натворили.

Анастасия Багалика: Возможны ли иски против Украины?

Татьяна Попова: Скорее всего, иски будут против самого сайта, к Украине — если ничего не будем предпринимать. Но ГПУ и Комитет по свободе слова уже предприняли некоторые действия.

Многие журналисты сумели снять очень важную информацию о военной технике, войсках, сумели эту информацию сохранить и передать спецслужбам. Понятно, что не все это удалось, но были случаи. Я сама просила их там работать.

Андрей Куликов: Но можно сказать, что сепаратисты делают то же.

Татьяна Попова: Можно, но мне не звонят из зарубежных редакций и не спрашивают, посадят ли их по приезду в Украину, ведь эту информацию выложил член парламента. Мне пришлось доказывать, что Геращенко и правительство к этому не имеют отношения.

Анастасия Багалика: Антон Геращенко тоже выложил данные так называемого «министерства боевиков». Но это личные данные и нарушение закона.

Татьяна Попова: Не знаю, какие сроки за хакерство дают у нас, но в Америке можно получить десятки лет.

Андрей Куликов: Чем сейчас занимается министерство?

Татьяна Попова: Ставим передатчики в зоне АТО, за прошлый год поставили 50, 27 — телевизионные, остальные — радио. Работает Армия ФМ. Не вся агитация наша, мы ответственны за агитацию с новыми генералами, которые ищут профессионалов.

Вот ценной для меня была информация по штату министерств в «ДНР». Не знала, что там работает такое количество людей, видно, что их очень хорошо финансируют.

Анастасия Багалика: Зачем журналистам аккредитация в «горячей» точке?

Татьяна Попова: Это документ, который позволяет надеяться, что тебя не посадят и не замучают в подвалах. И дадут что-то снять.

Наша работа с журналистами, открытость к ним помогли добиться представления конфликта в мировых СМИ. Этого не было в Грузии, в Нагорном Карабахе, там так не работали. Журналисту недостаточно выступления спикера штаба.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.