Слушать

Американские студенты будут учить историю на основе фильма «Зима в огне»

17 сентября 2016 - 14:40 59
Facebook Twitter Google+
Документальный фильм о событиях на Майдане «Зима в огне» получил премию «Хрустальный глобус»

18.30galyna_sadomcevalyna_klebanova.jpg

Лина Клебанова и Галина Садомцева // «Громадське радио»
Лина Клебанова и Галина Садомцева

Продюсеры фильма Лина Клебанова и Галина Садомцева рассказывают о подробностях получения премии и создания картины в целом.


Анастасия Багалика: Вы вернулись в Украину с «Хрустальным глобусом» и есть ещё какие-то новости о возможной победе в номинации на «Эмми»?
Галина Садомцева: Это «Хрустальный глобус» приехал в Украину, при чем впервые в истории премии Американской телеакадемии. У них есть специальный приз для картин общественно-социальной значимости. Так как у нас была большая интернациональная команда, «Глобус» получила и американо-британская сторона. В Украину приехало две награды, её получили «Эссен продакшн» и «Укрстрим» — это две продакшн-компании, которые больше всего участвовали в процессе создания фильма.
Лина Клебанова: 11 сентября была 68 церемония награждения «Емми», официально победители будут объявлены 18 сентября. Мы уже знаем результат — мы не получили «Емми», но то, что мы были номинированы тоже довольно почетно. 
Михаил Кукин: Может это потому, что в мире уже ушла значимость Украины и украинских событий?
Лина Клебанова: На сегодняшний день для Америки это уже точно не на первом месте. У них скоро будут выборы, это для них сейчас важно. Но не стоит говорить, что Украина ушла в сторону, она была хорошо представлена на «Оскаре», наш фильм показали в 190 странах.
Михаил Кукин: Тем более для документального кино — это, наверное, действительно успех?
Галина Садомцева: Сейчас в мире бум документального кино, потому что удешевились средства производства. Сегодня любой человек может взять камеру или фотоаппарат и сделать свой фильм, если человек талантлив. Во многом денег стоит постпродакшн и то, что произошло с нашей картиной очень показательно, потому что это было совместное производство аматоров и профессионалов.
Михаил Кукин: То есть Украинская сторона была представлена теми, кто снимал на Майдане, а профессионалы были с заграницы?
Лина Клебанова: Нельзя так сказать. Украинское производство было достаточно сильно представлено, потому что разницу между  профессиональными  кадрами и кадрами, снятыми на телефон, вы никогда не увидите. Это заслуга нашего производства «Кинотур». Кроме того, мы были представлены к награде по звуку в Лос-Анджелесе.
Галина Садомцева: То есть, если говорить о влиянии с той стороны, то это не столько продакшн, сколько внешняя маркетинговая упаковка. Там был монтаж, музыка — это тоже значимое творческое участие. При этом американская сторона очень много сделала для рекламной кампании. Очень много для этого сделал «Netflix»: это и огромные билборды с девочкой в венку, которые высели в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Самостоятельно мы бы этого не потянули никогда. И даже во время «Оскара», люди, которые сидели в зале, ждали победу украинской картины и болели за нас, это было очевидно.
Анастасия Багалика: Есть ли данные, сколько людей посмотрело картину на «Netflix»?
Лина Клебанова: Цыфра уже дошла до 8 миллионов просмотров в сети «Netflix», но ещё же ведь есть пиратские копии.
Галина Садомцева: Премьера фильма в Украине состоится на «5 канале» 21 ноября на годовщину Майдана. Плюс к этому она ещё идёт на фестивальных экранах. Для нас это было очень важно.
Михаил Кукин: Как долго живёт документальный фильм? И как долго вы расчитываете на интерес к своему фильму?
Галина Садомцева: Я думаю, что интерес к этой картине скорее связан не со злободневностью, а с её исторической значимостью. Мы общались с американскими профессорами, и они своим студентам показывают и рассказывают о том, что происходило в Украине, используя нашу картину. То есть она уже вошла в хрестоматийные базы. Более того, со временем, мне кажется, это будет происходить и у нас, и даже в России. Это та вещь, которая остаётся историческим документом. Собственно, ради этого мы её и создавали.
Михаил Кукин: В 2005 году я был причастен к созданию документального фильма о первом Майдане. Он был почти любительским: состоял с картинок и синхронов. Но интерес к нему пропал спустя 2 года. Это я спрашиваю к тому, не пора ли что-то новое делать?
Галина Садомцева: Это нам не мешает делать что-то новое. Мы не останавливаемся. Но очень важно обьяснить все-таки, что происходило в это время. Это интересно всему миру. Этот фильм останется уроком истории. Это наше украинское достояние, и мы этим гордимся. Это для нашего будущего. 
Анастасия Багалика: Для украинского кинематографа — это окно возможностей. Но как ним воспользоваться?
Лина Клебанова: Это окно возможностей для всего украинского кинематографа. То есть, если раньше было ощущение, что мы этого не сможем, то сейчас стало понятно, что все возможно. И сейчас большое количество ребят начали много снимать. Мы сейчас повернулись к Западу, и там хотят нас видеть.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.