Андрей Дихтяренко: сепаратисты запугивают шахтеров — боятся протестов

30 марта 2016 - 20:42 316
Facebook Twitter Google+
Главный редактор одной из популярных газет «довоенного» Луганска рассказывает о реалиях жизни на неподконтрольных территориях

Что сейчас происходит в Луганске? Как выглядит город и чем занимаются его жители? Об этом говорим с Андреем Дихтяренко, главным редактором «Реальной газеты» — в прошлом одной из популярных газет Луганска.

Дмитрий Тузов: Какова сейчас реальная ситуация на тех территориях?

Андрей Дихтяренко: Люди радуются долгому перемирию. Ведь на территории Луганской области действительно более-менее тихо, в отличии от той же Донецкой. Наверное, с января 2016 года обстрелов не было, и мирные жители почти не гибнут.

Но это ощущение счастья от тишины быстро пройдет, и перед людьми станут насущные вопросы: что делать дальше, будут ли перспективы у проживания на этой территории. Но сейчас — прожил день, и уже хорошо, ведь самое главное — это личная безопасность.

Лариса Денисенко: Продолжают ли уезжать на так называемую «большую» Украину?

Андрей Дихтяренко: Представители международных гуманитарных миссий в Луганской области говорят, что значительно увеличилось количество волн миграции в обе стороны. Пункты пропуска работают, но они напоминают такой рой с постоянными скоплениями людей.

Все, кто могли отсюда выехать, уже не вернуться, но они наведывают родственников, решают вопросы с жильем, здесь даже расцвел целый серый рынок по продаже жилья. На самом деле никакой блокады нет.

Лариса Денисенко: Отслеживаете ли вы примеры пропаганды?

Андрей Дихтяренко: Да, например, были сообщения о увеличении населения Луганска и Донецка. Луганск и Донецк — самые благополучные населенные пункты на той территории, люди постоянно туда едут, потому что здесь жизнь немножко лучше. То есть население городов увеличивается, но за счет внутренних ресурсов оккупированных территорий.

Люди там находятся под информационным колпаком. Российские спецслужбы сделали все возможное, чтобы отрезать украинские СМИ. И приятно, что там можно услышать «Громадське радио». Но в основном люди отрезаны от информационной повестки дня и находятся внутри информационных потоков сепаратистов или их российских кураторов. А уже там искажается картина о ситуации в Украине.

Задача — показать, что на территории «большой земли» все плохо, и даже если Донбасс снова станет украинским, то жизнь людей не улучшится. Также говорят об отдельной идентичности Луганска, приглашают разных философов для этого. И постоянно меняют риторику под повестку дня.

Но сейчас у людей счастье, что не стреляют. Они не осознают, что в это время им пытаются промывать мозги.

Дмитрий Тузов: Как вы относитесь к законопроекту Оппозиционного блока о межобластном территориальном объединении Донбасс?

Андрей Дихтяренко: Авторы законопроекта не хотят это комментировать. Поэтому складывается впечатление, что это информационный вброс для украинского общества. Хотят посмотреть нашу реакцию, но непонятно, кто это делает. В тексте даже есть очевидные фактические ошибки.

Украина и Россия находятся в патовой ситуации, есть ощущение, что внешние силы пытаются нащупать болевые точки касательно возможного выхода из ситуации.

Дмитрий Тузов: Нет ли ощущения, что Путин хочет свалить Донбасс на Украину и при этом сохранить над ним контроль?

Андрей Дихтяренко: Похоже на то. К сожалению, наша Верховная Рада не предлагает ничего, что бы позволило называть вещи своими именами: что эти территории оккупированы. И уже строить политику, исходя из реальных вещей. Сейчас мы не можем нормально реагировать, потому что сами вязнем в искусственных терминах, например, то же АТО. Нужно снять очки и говорить прямо о неприятных моментах.

Лариса Денисенко: Почему вы считаете, что ситуацию на Донбассе не замечают и прикрываются другими причинами?

Андрей Дихтяренко: Украина оказалась разменной монетой более глобальных политических игр. Европе неудобно признавать Россию агрессором, который начал полномасштабную войну.

Таким образом кремлевский режим будет признан преступным, отсюда и все международные механизмы, которые могут закончится Гаагским трибуналом для руководства России.

Подозреваю, что украинская власть находится под сильным давлением, находится в положении осажденного форта.

Дмитрий Тузов: Каким образом можно провести выборы на Донбассе?

Андрей Дихтяренко: В первую очередь необходимо восстановить контроль над границей. Это может снизить риск очередного российского вторжения и частично обезопасит жителей Донбасса, которые пойдут на избирательные участки и являются жертвами войны. Это даже важнее территориальной целостности. Как бы мы не относились к этому, там украинские граждане. В такой ситуации мы не можем приглашать людей на избирательные участки.

Дмитрий Тузов: О чем вам пишут люди з тех территорий?

Андрей Дихтяренко: Пишут о многих вещах, например, что не верят никому. Но сейчас тех людей можно убедить во всем. И хотя там установлен настоящий тоталитарный режим, в этом году впервые прошли настоящие митинги местных предпринимателей против политики сепаратистов. Эти митинги разогнали, людей запугивали.

Многое указывает на то, что Плотницкий устраняет своих противников. Также он недавно обратился с угрозами к шахтерам. Сепаратисты боятся, что шахтеры будут выходить на митинг, поэтому запугивают их.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.