Армию техникой стало обеспечивать государство, а не волонтеры, — Багненко

25 августа 2016 - 17:59 164
Facebook Twitter Google+
Проект «Колеса Народного Тыла» был создан два года назад. Сколько машин отправлено за это время на передовую? Если ли сейчас на фронте потребность в авто?

Один из координаторов проекта Денис Багненко рассказывает об автомобилях, которые волонтеры отправили на фронт.

Денис Багненко: Два года назад было принято осознанное решение, что мы запускаем этот проект. На тот момент было ужасное состояние транспорта в войсках на Донбассе. Мы начали встречать Богданы уже осенью. До этого на каких-то тыловых блокпостах они были, но не везде.

Анастасия Багалика: Когда вы начали работу, какие машины покупали? Где?

Денис Багненко: Несколько первых машин мы нашли по объявлениям. Был запрос от наших подшефных, которые постоянно находились в боевых действиях, что неплохо было бы иметь маневренную, проходимую машинку. Так мы купили первый Джип.

Михаил Кукин: Но эти машины вы покупали в Украине?

Денис Багненко: Нет, только первые две.

Михаил Кукин: Я видел публикацию на «Украинской правде» о вашем проекте. Там была целая когорта людей, которые работают на вас в Европе. Они находят на вторичном рынке машины Б/У, которые стоят не дорого, но отвечают требованиям. Как вы их получаете?

Денис Багненко: Все начиналось с одной машины. Когда мы запускали этот проект, мечтали, что если удастся привезти 10 — 15 машин, это было бы супер. В январе этого года мы закрыли проект. За полтора года мы привезли больше 130 автомобилей. Это автомобили специального предназначения, внедорожники, скорая помощь, реанимобили, пикапы, на которые устанавливались пулеметные установки.

Анастасия Багалика: Какая потребность фронта в автомобилях была осень-зимою 2014 года?

Денис Багненко: Машин крайне не хватало. Джипы — это же не новые авто. Мы готовили все автомобили в зависимости от задач, которые выполняли подразделения. Например, устанавливали пуленепробиваемые стекла, обшивали бронеплитами, но таких машин немного. Одну из них получила 93-я бригада, медики. Мы больше не возим машины, но ремонтируем их. Ребята, которые отслужили, возвращают автомобили, а мы передаем машины. Около 30% авто уже нет. Во время активных боевых действий это был расходный материал.

Нашу государственную машину можно сравнить с тепловозом, который очень туго набирает ход.

Государство наконец-то начало выполнять свои функции и справляется с этим. Ну, и за полтора года волонтерами АТО было прилично наводнено автомобилями.

Анастасия Багалика: Как вы оцениваете то, что вчера ехало на параде?

Денис Багненко: По 10-бальной шкале на 11. В 2014 году вся техника, которая была на параде, была либо в ужасном состоянии, законсервирована, либо ее не было вообще. Что-то могло стрелять, но не ехать.

Михаил Кукин: А техника, которая сейчас находится на линии разграничения?

Денис Багненко: Она выполняет свои функции там.

Анастасия Багалика: Есть какая-то машина, которая с первых дней?

Денис Багненко: Одна из них — Land Rover Discovery с бронеплитами и бронированным стеклом. Он верой и правдой прослужил с осени 2014 года. Его забрали на ремонт в феврале этого года. Мы его периодически ремонтировали. Сейчас мы еще не понимаем, кому отдадим авто.

Анастасия Багалика: Как вы определяете, кому отправить машину?

Денис Багненко: За два года мы многих узнали. С какими-то подразделениями мы отказались сотрудничать.

Анастасия Багалика: Люди из вашей организации говорят, что пора сворачивать волонтерство, но деятельность продолжается.

Денис Багненко: Мы не захотели идти в политику. Нас объединила общая цель. Мы — люди разных процессов и возрастных категорий.

Да, на Донбассе продолжаются боевые действия, но того критического состояния по снабжению, которое было в 2014 году, начале 2015 года, уже нет.

Сейчас людей в «Народном Тыле» стало меньше.

Михаил Кукин: Вам предъявляли обвинения в зарабатывании на волонтерстве?

Денис Багненко: Нет.

Михаил Кукин: Бывали случаи, когда командиры пытались забрать в личное пользование?

Денис Багненко: Не в личное, а для использования в зоне АТО. Конечно, бывали такие случаи. Мы не осуждаем их. Командиру батальона лучше знать, что делать.

Михаил Кукин: Среди волонтеров, которые работали с вами, кто-то пытался использовать ситуацию?

Денис Багненко: У нас такого не было.

Анастасия Багалика: Вы можете себе представить ситуацию, когда снова придется возить машины?

Денис Багненко: Должно случится что-то серьезное.

Анастасия Багалика: Что дал вам опыт волонтерства?

Денис Багненко: Познакомил с замечательными людьми.

Анастасия Багалика: Вы можете сказать, что два года назад были другим человеком?

Денис Багненко: Однозначно, какие-то жизненные ценности поменялись.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.