Слушать

Бесплатная помощь в семейных конфликтах: в Киеве работают медиаторы-волонтеры

07 января 2018 - 18:05
Facebook Twitter Google+
Чем могут помочь семейные медиаторы?

dsc07039.jpg

Татьяна Билык и Анна Зубачова // Громадське радио
Татьяна Билык и Анна Зубачова
Что такое семейная медиация и как она может помочь спасти отношения между родственниками? На вопрос отвечают Татьяна Билык, руководитель волонтерского проекта по семейной медиации со Службой по делам детей Киева и Анна Зубачова, координатор этого же проекта.

Анна Зубачова: Самый первый наш проект стартовал в 2011 году, он был придуман украинским центром медиации. Мы начали работать с Дарницей, проект просуществовал один год, и в 2017, в феврале, мы снова начали работать, на этот раз начали с Оболонского района.

Семейная медиация сейчас очень актуальна, и мы хотим, чтобы все больше семей в Украине получили возможность решать их конфликты не в судебном процессе, а с помощью мирного урегулирования, с помощью посредника, медиатора.

Алена Бадюк: Насколько наше общество готово к такой институции, как медиация в принципе, и, в частности, семейная медиация?

Анна Зубачова: По сравнению с 2011 годом семейная медиация уже более распространена и знакома нашему населению. Часто люди обращаются в службы по делам детей, конкретно прося о помощи семейного медиатора. Также мы очень долгое время работаем над законом о медиации, и надеемся, что это действительно поможет продвижению в целом медиации как способа урегулирования конфликта.

Татьяна Билык: Есть категории дел, которые мы называем немедиабельными. Это те случаи, когда стороны не в состоянии по разного рода причинам выполнять те решения, которые они находят в процессе медиации. Это разного рода зависимости: алко-, нарко-, игровые зависимости, расстройства психики, факторы насилия. Это семьи, которым необходима другая форма помощи.

Алена Бадюк: Как вообще проходит процесс медиации?

Развод — на втором месте по уровню стресса после смерти близкого человека

Татьяна Билык: Мы работаем с разной категорией семейных конфликтов, большую часть которых составляют бракоразводные процессы, и там, конечно же, зачастую есть дети. Тогда мы работаем и с учетом интересов детей. Они могут вовлекаться в процесс медиации, специалисты обучены работе с детьми. Также, если есть конфликты поколений – между родителями и детьми. Это также процессы, которые проходят с участием детей.

Алена Бадюк: Присутствовать при встрече с вами должны все стороны конфликта?

Татьяна Билык: Развод является на втором месте по уровню стресса после смерти близкого человека. Особенно первые встречи проходят очень напряженно, но семейные медиаторы научены тому, чтобы помогать находить решение в конфликте конструктивным способом, не избегая эмоций, помогая справиться с ними, преодолеть их.

Алена Бадюк: Это больше юридическая помощь или же психологическая, либо комплекс?

Анна Зубачова: Семейная медиация находится на стыке и юриспруденции, и психологии, и социологии. В нашем проекте работают юристы, психологи, адвокаты, бывшие судьи, маркетологи, базовое образование не является необходимым для того, чтобы быть семейным медиатором. Скорее нужен определенный склад характера. Всегда в семейной медиации работает два медиатора.

В процессе семейной медиации никто не будет искать кто прав, кто виноват

В процессе семейной медиации никто не будет искать кто прав, кто виноват, кто хороший, кто плохой. У каждого своя правда, свой взгляд на конфликт.

Алена Бадюк: На практике, сколько необходимо встреч с медиатором, для того, чтобы конфликт разрешился?

Анна Зубачова: Формат представляет собой сначала предварительную встречу, когда мы знакомимся с историей конфликта, с проблемой. После этого 90% встреч проходят з общим столом, мы работаем, когда все участники конфликта находятся вместе, в среднем встреча проходит около 3 часов. Количество таких встреч для каждой семьи может варьироваться от 3 до 12.

Первая встреча самая накаленная, а когда люди уже видят свет в конце тоннеля, понимают, что могут найти решение, они уже двигаются быстрее, но семейная медиация предполагает несколько блоков работы, особенно в случае бракоразводного процесса. Это финансовые вопросы, имущественные, личного взаимодействия, и блок дети (все вопросы, связанные с воспитанием, образованием, здоровьем ребенка). Это очень большой спектр вопросов, которые необходимо обсудить для того, чтобы пара могла определиться, каким образом они будут продолжать выполнять свои родительские обязанности.

Татьяна Билык: В феврале мы начали волонтерский проект. Подписано сотрудничество с 5 районами Киева, а также с городским центром ребенка. В ближайшее время мы планируем подписать договора еще с двумя районами. С нами сотрудничают 30 волонтеров-семейных медиаторов. Дальше мы планируем сотрудничество с нашими выпускниками Украинского центра медиации, которые хотят пробовать реализовывать такие проекты в своих городах, чтобы проект разрастался по всей Украине. Любой житель Киева может обратиться в службу по делам детей, либо в городской центр ребенка, за помощью и за предоставлением семейной медиации для разрешения их конфликта.

Анна Зубачова: Мы не собираемся останавливаться. Это бесплатно для населения.  

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.