Бездомные животные на фронте — обереги для солдат, — активист

16 июня 2016 - 19:20 183
Facebook Twitter Google+
О бездомных животных и экосистеме на фронте (и не только) в словах и музыке с Олегом Андросом — музыкантом и активистом

Олег Андрос — основатель и активист организации «Природа над усе», музыкант группы «AndrosLand», а также был на фронте. Говорим об экологии и защите животных на прифронтовых территориях и по всей Украине, а также слушаем музыку коллектива Олега.

Ольга Веснянка: Легко ли войти в повседневную эко-активистскую жизнь после фронта?

Олег Андрос: Для меня это было немного легче, чем тем, кто был там полный срок. Я был семь месяцев в армии. Из них — 55 дней в Волновахе. Есть разительный контраст между тем, что мы видим в Киеве и тем, что видим в армии. Там абсолютно разные слои населения, которые бы никогда не увиделись в жизни, если бы не война. Теперь очень странно находиться в Киеве. Это абсолютно мирный город, здесь не видно отголосков войны. Если не читать новости, ощущение, что войны нет.

andros.jpg

Олег Андрос // «Громадське Радио»
Олег Андрос

Ольга Веснянка: Где вы служили?

Олег Андрос: 72-я отдельная механизированная гвардейская бригада.

Ольга Веснянка: Вам приходилось быть на линии фронта?

Олег Андрос: Я не был на самой линии фронта. Единственный раз, когда я выезжал туда, был в село Ольгинка. Как оказалось потом, там был первый в Украине буддистский монастырь.

Ольга Веснянка: Вы продолжали свой профессиональный эко-взгляд на земли, где несли службу?

Олег Андрос: Начиная с момента, когда я ехал в автобусе из Запорожья и в зону АТО, наблюдал пейзажи, советские названия. Я вспоминал книгу, которую прочитал в детстве. Ее автор — Ильин. Он писал о сохранении степи, биоразнообразия. Его вывод такой, что много в сохранении природы зависит от устройства общества. При Российской империи степи начали распахивать — началась эрозия, недород. Голод, который наблюдался в Российской империи, был последствием дикого капитализма. Я смотрел на эти земли, неправильно использованные, и вспоминал эту книгу. А теперь по ним еще и прошлась война.

Ольга Веснянка: Сталкивались ли вы с темой бездомных животных недалеко от фронта?

Олег Андрос: Как только въезжаешь в прифронтовые территории, их там очень много. Я так понимаю, эта проблема была и до войны. В Волновахе солдаты мне сразу рассказывали байки, как распространены бездомные животные на фронте, как они являются оберегами для солдат, предупреждают их об обстрелах. Не только кошки и собаки, но и качуры, птицы. Можно даже увидеть качура, едущего на БТР.

Ольга Веснянка: Недавно на «УП» я читала о том, что волонтеры хотят сосчитать бездомных собак города Киева. Как вы считаете, это полезно?

Олег Андрос: И этого хотят не только волонтеры, но и Киевская администрация. Это общемировая практика, когда каждое животное должно быть на счету. В Европе стремятся к тому, чтобы до «0» сократить количество бездомных. И они почти добились этого. В Украине идет к тому, что надо будет считать этих животных, а потом ужесточать законодательство касательно выбрасывания животного на улицу.

Лариса Денисенко: Как можно повысить культуру содержания животных?

Олег Андрос: Думаю, социальная реклама — буклеты. Есть много выставок, клубов, почему бы им не просвещать население? Если у государства нет денег, разыскивать меценатов.

Ольга Веснянка: Тут я советую послушать эфир с эко-активистками об эко-фестивале в Киеве, где будет выставка кошек и собак. Там можно будет получить полезную информацию. И предлагаю послушать песню «This world is not for sale»: когда ее создали и о чем она?

Олег Андрос: Автор текста — Ирина Бабанина. Она киевская поэтесса. Это песня о протесте против потребительского общества, если коротко.

Ольга Веснянка: Чей голос мы слышим в записи?

Олег Андрос: Это голос принадлежит Лиле Перегуде. Она уже несколько лет наша вокалистка. В 2011 году песня была задумана, реализация произошла в 2013-2014. Сняли в клип в 2014.

Ольга Веснянка: Недавно ваша организация предлагала взять в киевском зоопарке мини-тигра. Кто это?

Олег Андрос: Мини-тиграми (или зоокотами) мы начали иронично называть бездомных котов, которые прибиваются в зоопарк. Там постоянно из «ниоткуда» возникают новые животные. С 2010-2011 года мы начали им помогать.

Если до этого негласно отдавали приказы их убивать, избавляться, то уже шесть лет мы стерилизуем их, частично раздаем в добрые руки. Очевидно, в этом году акцию придется продолжать вне стен зоопарка. Политика изменилась. На зоопарк очень влияет Европейская ассоциация зоопарков и аквариумов, которая опять хочет вступить в зоопарк. Их политика, чтобы на территории таких заведений не было бездомных животных.

Ольга Веснянка: К сожалению, в Украине есть догхантеры. На сайте вашей организации вижу, что вы выступаете против этого. Расскажите, правда есть эти люди?

Лариса Денисенко: И что можно делать с этим явлением?

Олег Андрос: Догхантеры — это массовое движение, существует уже лет шесть. У них есть интернет-ресурсы, где они обмениваются рецептами, как убить животное побыстрее и пожестче. Проблема в том, что это явление возникло с позволения властей. Существует негласно распоряжение властей больших городов уничтожать бездомных животных. Их убивают, потому что деньги на гуманные способы (стерилизацию) крадутся.

К ним частично примкнули некие зоологи, ветеринары, которые говорили об эпидемии страшных заболеваний, которые передаются к человеку от животных. Позиция зоозащитников, что это поддается прививкам, а количество животных поддается регулированию, их можно стерилизовать.

Догхантерство — это дикость нашего общества, которая, в том числе, привела к войне. С другой стороны, это попустительство властей.

Ольга Веснянка: Где можно ознакомится с деятельностью организации «Природа над усе»?

Олег Андрос: Заходите на наш сайт и страницы в соцсетях. Ближайшее мероприятие — фестиваль «Автостопом по галактике» на ВДНХ (10-й павильон). 27 августа будет будет «ЮджинФест» — фестиваль помощи больным людям, который посвящен памяти нашей подруги Юджины.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.