Слушать

Билецкий связан с целым рядом политиков национального уровня, — журналист

02 июня 2016 - 08:30 444
Facebook Twitter Google+
Почему представители праворадикальных движений за избиения получают только условные сроки, а за петарды на митинге «Азова» под Верховной Радой не задержан ни один участник акции?

18.00maksym_butkevych.jpg

Максим Буткевич // «Громадське радіо»
Максим Буткевич

Об этом в прямом эфире «Громадського радио» рассказывает журналист и правозащитник Максим Буткевич. К разговору присоединяется пресс-секретарь полка «Азов» Александр Алферов.

Максим Буткевич: Я не могу сказать, что я отстраненный исследователь. Я предубежден. Считаю для себя это правильным и неизбежным, поскольку с тематикой крайне правого радикализма приходится сталкиваться в нашей деятельности на примерах конкретных людей, которые становятся жертвами либо вербальных оскорблений, либо физического насилия со стороны представителей крайне правых группировок.

Мы не проводили какого-то исследования среди добробатов. Ситуация в разных подразделениях разная. Это известно по тем нашим друзьям и знакомым, которые либо были на фронте, либо сейчас там находятся. Все-таки полк «Азов» стоит особняком в этом ряду. Прежде всего, благодаря истории тех людей, которые его создали, и благодаря идеологии, которая так или иначе просматривается в гражданских структурах, которые с ним связывают, такие, как гражданский корпус «Азов».

Ірина Ромалійська: У нас уже есть на связи есть пресс-секретарь полка «Азов». Вы, наверное, читали заявление Зинькивского о том, что у вас в подразделении есть откровенные нацисты и почитатели Гитлера.

Александр Алферов: Я бы призвал к какой-то журналистской этике, потому что, слушая ваш эфир, я понял, что вами были перекручены слова.

Михаил Кукин: Это же была его прямая цитата.

Александр Алферов: Ведущая перекрутила и сказала: «В полку «Азов» есть откровенные фашисты». Не было никаких заявлений, что у нас есть нацисты, фашисты.

Ирина Ромалийская: Александр, простите. Я все-таки уточню. Ведущая процитировала заявление Зинькивского, который сказал: «У нас есть откровенные нацисты и почитатели Гитлера».

Александр Алферов: Хорошо. Действительно, полк «Азов» стоит особняком, потому что это полк, который освободил Мариуполь, это герои, которые еще будучи «черными человечками» начали защищать наше Отечество. В отличии от военных частей, депутатского корпуса, полк стоит особняком. Мне кажется, что абсолютно второе дело — рассуждать о мировоззрении ребят.

Я думаю, что есть украинцы с «правильным» мировоззрением, которые не пошли защищать страну. А среди погибших ребят, может быть, действительно были люди, которые импонировали консервативной идее, правой идее, может быть, даже радикальные. Из них было много болельщиков футбольных клубов. В этом отличие. Есть люди, которые умирают за страну. Защищать страну их толкают какие-то внутренние убеждения.

Михаил Кукин: Я вспомнил анекдот про хулигана, который перевел бабушку через дорогу, и теперь может безнаказанно отлупить пионера. Любое участие в освободительных операциях — это же не индульгенция на всю оставшеюся жизнь от любых преступных проявлений. Вы не согласны?

Александр Алферов: Естестсвенно не индульгенция. Никто не говорит об индульгенциях.

Обвинения в том, что полк «Азов» — это какие-то нацисты, неонацисты, это российская риторика, которой заполнены все российские СМИ.

Ирина Ромалийская: Речь идет о заявлении сооснователя полка.

Александр Алферов: Я не хочу комментировать Вадима Зинькивского. Я знаю его давно. Могу сказать, что он, будучи с вами откровенным, рассказал, что знает. Мне кажется, очень хорошо было сказано, что многие ребята набивают свастику, чтобы показать свой протест. Вадим Зинькивский пошел на откровенность.

Не является секретом и то, что в начале существования полка «Азов» были ребята, которые отличались своими идеями.

Гитлер — не наш герой. Про какой фашизм можно говорить? Про какой национал-социализм можно говорить? Мы не являемся ни фашистами, ни нацистами, ни неонацистами, ни гитлеролюбами, ни прокремлевскими агентами.

Обвинить некоторых бойцов в том, что ребята националисты? Давайте тогда говорить по-другому. Группе либеральных журналистов, особенно тем, кто любит «сидеть» на иностранных грантах, нужно искать цель.

Михаил Кукин: Максим, вас убедили слова Александра?

Максим Буткевич: Нет. Пусть Александр меня простит, не убедили. Хотя, конечно же, с целым рядом вещей. Которые он сказал, не согласится невозможно. Ни одно подразделение на данный момент, как и с самого начала, не является тотально идейно однородным. Нет диктатуры идеологии, нет произнесения клятвы фюреру или вождю каждое утро при построении.

С другой стороны, если говорить о руководстве, о символике, внутренних изданий — газета «Черное солнце».

«Черное солнце» — это один из двух символов полка. Один — это «волчий крюк», о котором говорили, что он похож на свастику. Это действительно «волчий крюк» в зеркальном отображении, пусть даже он объясняется как «идея нации». «Черное солнце» — это давно известный в крайне правых европейских кругах полуоккультный символ.

Если мы останемся с долгой памятью, то взгляды организации «Патриот Украины», «Социал-национальная Ассамблея», которую возглавлял господин Билецкий, не будучи тогда офицером и депутатом. Эти взгляды были точно обозначены как социал-националистические, расистские.

Есть несколько базовых вопросов, на которые неплохо было бы получить ответы исследователям, политологам. Правозащитникам и журналистам. Какая связь между гражданским корпусом и военным подразделением? Связь существует, руководство полка контролирует общественную организацию. Последние месяцы мы видели целый ряд актов уличного насилия, совершенных представителями гражданского корпуса по отношению к своим идеологическим оппонентам. В том числе такие, как нападения на сторонников маргинальной партии Витренко.

Михаил Кукин: Здесь уже речь о том, как на это реагирует власть. Тот же марш «Азова» с последующим митингом под Верховной Радой с петардами.

Максим Буткевич: Даже если здесь речь идет о весьма рискованных инструментах создания картинки, то в случае, когда было снято на камеру и выложено в Интернет видео, где применяется физическое насилие по отношению к людям и об этом говорят с гордостью. То, что на это не реагирует власть, достаточно тревожно. Мы видели успешную попытку срыва мероприятия 19 января памяти погибших антифашистов, оппонентов Путина, адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой.

Михаил Кукин: Сейчас опять угрожают «кровавым месивом» на Марше равенства.

Максим Буткевич: Есть вероятность, что и в этом случае тоже будут закрывать глаза на людей, которые приходят с языком насилия.

Михаил Кукин: Те, кто участвовали в таком же избиении год назад на Марше равенства на Оболони, получили условные сроки.

Ирина Ромалийская: Почему, по вашему мнению, полиция реагирует на это так?

Максим Буткевич: Здесь начинаются теории заговора, которые я не люблю, есть вещи, о которых не стоит догадываться, они откровенно заявлены. Понятно, что существует связь между господином Билецким и целым рядом политиков национального уровня. Никто не скрывает связи между министром внутренних дел господином Аваковым и теми кругами, которые близки к Билецкому. Если министр внутренних дел имеет дело с подразделением внутренних дел, которое возглавляет человек, никогда не отказывающийся от своих расистских и недемократических взглядов, то тут не нужны никакие теории заговора.

Хотел еще сказать о статусе российских известных крайне правых активистов, которые сейчас себя афелируют с «Азовом» и находятся в Украине. Это целый ряд людей, в том числе причастные к убийству Маркелова и Бабуровой. Это профессиональные нацистские террористы.

Михаил Кукин: Почему у нас на удивление размыты правовые рамки? Революция достоинства была за противоположное.

Максим Буткевич: Ценности прав человека и гражданских свобод, которые лежали в основе, как раз и отрицаются. Судя по всему, у целого ряда людей, которые сейчас пытаются контролировать политическую, и не только, ситуацию в стране, сиюминутные личные интересы и альянсы выше построения демократического государства.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.