Бизнесмен Мураев и олигарх Рабинович создают левоцентристскую партию

20 июля 2016 - 22:05 1544
Facebook Twitter Google+
Народный депутат Евгений Мураев рассказал о своей новой политической партии и о финансировании телеканала «NewsOne»

Народный депутат Украины из Харькова Евгений Мураев месяц назад вышел из фракции Оппозиционного блока и заявил о намерениях создать новую партию. Кто ее будет финансировать и какую идеологию она будет иметь — об этом рассказывает сам народный депутат.

Сергей Стуканов: Почему вы все-таки вышли из Оппозиционного блока, с которым прошли в Верховную Раду?

Евгений Мураев: Я проходил в Раду как самовыдвиженец, во фракцию Оппозиционного блока я вступил спустя семь месяцев работы в парламенте. Кроме того, в местные советы команду, которая работает в моем округе, можно было провести лишь через партию.

Сергей Стуканов: Вас не пугала преемственность Партии регионов?

Ирина Ромалийская: Вы и сами были членом Партии регионов.

Евгений Мураев: В прошлый парламент я прошел как мажоритарный кандидат от Партии регионов. В этот раз — как самовыдвиженец. Но в эту партию входили миллионы людей, которые честно трудились. Смешно навешивать на всех людей ярлыки коррупционеров. Для меня партия — это идеология, люди, которые видят мир так, как и ты.

В Украине вообще было только три идеологические партии — Коммунистическая, «Свобода» и Партия регионов.

Ирина Ромалийская: Но и это весьма спорно. Вы не выходили из Партии регионов?

Евгений Мураев: Нет, после роспуска партии я стал беспартийным.

Сергей Стуканов: Внешний вектор партии был пророссийским. Это тоже ваша политическая позиция?

Евгений Мураев: Курс на евроинтергацию был принят при Януковиче. То, что потом развернулись на 180 градусов без общественной дискуссии, это другое. Я считаю, что такие вопросы нужно решать на референдуме. Были торги с Россией и ЕС до самого последнего момента. Тогда решило вопрос то, кто больше денег даст и преференций на рынке. Штефан Фюле не смог ответить, когда мы попадем в ЕС, когда получим безвизовый режим и когда сможем продавать свои товары. Обещали много, а потом отказали в договорных отношениях. Сейчас же подписали Договор об Ассоциации, который убивает нашу экономику, экспортная квота Украины упала в несколько раз. Из-за этого рост курса в три раза. Это сказалось на благополучии каждого человека. Но повторюсь, нужно было проводить референдум.

Ирина Ромалийская: Вадим Рабинович не вышел из Оппоблока, но заявил о своем намерении. А вот вы вышли.

Евгений Мураев: Рабинович проходил в составе одной из партий, которые этот блок и организовали. Когда наши позиции начали расходиться, нам ничего не оставалось делать. Он теперь стоить перед выбором: потерять мандат, выйти — это уже показал БПП. Я же проходил как самовыдвиженец, эта ситуация меня не касается.

Ирина Ромалийская: 26 июля вы представите новую политсилу. Расскажите о ней. Чем она будет отличаться от других политических сил?

Евгений Мураев: Я считаю, что в парламенте сидят политические проекты. Мы не понимаем, куда ведет нас власть. Мы хотим дать идеологию, которая позволит нам сохранить Украину в границах, к которым мы привыкли. Думаю, это будет левоцентристская партия. Там будут совершенно новые лица. Я уже увидел, как волонтерское движение показало, что страна может мобилизоваться в случае реальной угрозы. У нас не будет представителей крупных промышленных групп. Будут те, кто сможет реально работать.

Олигарх — бизнесмен, который получил активы благодаря взаимодействию с властью.

Ирина Ромалийская: И это в том числе те, кто финансировал Партию регионов.

Евгений Мураев: У нас было очень много представителей промышленных групп, партия и была индустриально-промышленной. Электоральная база — люди, которые создавали своим трудом добавочную стоимость.

Ирина Ромалийская: И финансировали ее олигархи, с которыми вы собираетесь бороться.

Евгений Мураев: Я не собираюсь бороться с олигархами. Как только партия берет деньги от олигархов, то становиться марионеткой. Мы ведь знаем, кто богатеет за счет госпредприятий. А нужны хорошие менеджеры.

Ирина Ромалийская: Откуда деньги на партию? Это дорогой проект.

Евгений Мураев: Что дорогого здесь должно быть? У нас не будет привычная избирательная кампания. Да, есть некоторые информационные ресурсы, например, которыми мы владеем.

Ирина Ромалийская: NewsOne? Вы им официально владеете? Но этот телеканал требует много денег, немалых денег. Туда пришли Евгений Киселев, Матвей Ганапольский, Игорь Гужва. Они стоят очень дорого. В фейсбуке журналисты высказывают мнение, что зарплата Ганапольского — 20 тысяч долларов. Откуда деньги на содержание канала?

Евгений Мураев: Да, я владею каналом официально. Но цифры о зарплате сильно преувеличены. Да, это очень дорогой менеджер. Но сумма — это деловые отношения руководителя канала и Ганапольского. Ее я озвучивать не буду. Я свои декларации не скрывал, у меня достаточное количество денег. Я достаточно обеспеченный человек, Вадим Зиновьевич тоже. Это подтвержденные сбережения, на содержание канала хватает.

Сергей Стуканов: Политическая деятельность для вас основная?

Евгений Мураев: Политика — основная задача и самая важная. Есть предприятия, которые я оставил для своей семьи, например, завод «Рапид», которым управляет мой отец. Но экономическая и правовая ситуация не позволяет ему работать на внутренний рынок. Кроме того, здесь живет моя семья.

Сергей Стуканов: Согласно электронной регистрации вы пропустили 46% заседаний, согласно письменной — 52%.

Евгений Мураев: Вы по тем же дням вы посмотрите, как я голосовал. В парламенте из представителей политических проектов мне никто не интересен, а они по утрам и выступают. Некорректно следить по росписям, надо посмотреть еще и голосование по тем дням.

Кроме того, необходимо следить за законодательными инициативами, у меня их больше сотни.

Ирина Ромалийская: Поддерживаете ли вы отношения с Азаровым? Его связывают с финансированием в том числе вашего телеканала.

Евгений Мураев: Я его в жизни видел трижды. У меня с ним нет никаких родственных связей. Азаров — единственный премьер, при котором поднималась экономика, я им горжусь. Это лучший премьер.

Канал NewsOne работает и дальше, после отъезда бывших лидеров, к нам в студию приходят разные политики.

Сергей Стуканов: Сейчас в тренде открывать финансы партии. У вас нет желания открыть бухгалтерию избирателям?

Евгений Мураев: А кто в это поверит после этих всех черных книг Партии регионов и тд? Мы ничего не будем прятать. У нас в партии даже не будет первого номера. Я хочу опираться на региональных лидеров, а для этого деньги не нужны.

Ирина Ромалийская: В эфире вашего телеканала прозвучала информация о том, что предпочтения украинских избирателей изменились и что партия, о создании которой мало кто знает, уже побеждает главных конкурентов. И это заявил социолог Виктор Пащенко, в чьей компетенции стоит сомневаться.

Евгений Мураев: Канал проводит очень много голосований. Когда звонит 50 тысяч человек и голосуют за некую позицию, это более информативно и репрезентативно. Выборка разная, у NewsOne высокие рейтинги, он лидирует в больших городах Украины. Канал строился как механизм, чтобы решать проблемы. Мы публиковали много социологических исследований, это интересно зрителям. Но в этих исследованиях сравниваются и действующие, и гипотетические партии. Мы же понимаем, что у Саакашвили будет партия, у Рабиновича и Мураева, у Савченко. По таким случаям мы и проводили исследования.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.