Слушать

Блокада: 300 тысяч семей не знают, что делать, — ДонбассSOS

16 марта 2017 - 15:45 4085
Facebook Twitter Google+
Как решение СНБО о запрете торговли с неподконтрольными территориями коснется жителей зоны АТО, говорим с экспертом по вопросам гражданско-военной координации ДонбасcSOS Александром Горбатко

Михаил Кукин: Еще в ходе неформальной блокады все волонтеры и защитники разделились на «за» и «против». Ваша позиция была принципиально против?

Александр Горбатко: Да.

Михаил Кукин: Очень часто наши политики интересами простых смертных прикрывают интересы крупного капитала, олигархов. Здесь речь шла о том, что там наши граждане, но, в принципе, получилась такая история: когда у страны отжали часть территории, страна это проглотила, а когда сейчас у одного крупного собственника пытаются забрать частную собственность, тут страна уже стала остро реагировать. Вы согласны или у вас другое мнение?

Александр Горбатко: Там не только один собственник, их там очень много.

Михаил Кукин: Сейчас речь идет о предприятиях Ахметова — вчера были сообщения о разграблении «Донбасс Арены», «Донбасс Паласа».

Александр Горбатко: Это только малая часть, у Ахметова очень много бизнесов. Другое дело, что там есть еще «Индустриальный союз Донбасса» Таруты, шахта имени Засядька Звягильского, я уверен, что есть еще огромное количество предприятий, которые связаны не только с политиками, но и бизнесменами, тот же Фирташ со «Стиролом».

Я бы не согласился, что часть территории страна утратила легче — то же добровольческое движение, когда наши бойцы, патриоты пошли воевать еще без объявления полноценной мобилизации. Здесь надо много факторов учитывать.

Михаил Кукин: Ваша организация в первую очередь занимается судьбами простых смертных, людей, которые живут вблизи линии разграничения, остались на неподконтрольных территориях, часто у них есть тесные родственные связи. Вчера мы уже слышали, что блокада не отразится на правилах пересечения линии разграничения для частных лиц.

Александр Горбатко: Если мы сейчас зайдем на сайт президента или СНБО, то не найдем этого решения. Никто его еще не читал и не знает, что там. Хотелось бы сперва увидеть документ. Второе — как только мы это узнали, мы начали связываться со штабом АТЦ и погранслужбой, чтобы узнать, есть ли какие-то изменения по гражданским. Но как нам сказали, гражданского сектора это не касается.

Я хочу сразу подчеркнуть, что там никогда не было товарооборота между юрлицом «ДНР» и юрлицом Украины, а исключительно Украины с Украиной, неподконтрольные территории с подконтрольными. Нету никакой торговли с террористами. Даже торговли не было, а обмен товарами.

Михаил Кукин: Если бы эти предприятия не платили местным самопровозглашенным «властям», вряд ли бы они смогли работать?

Александр Горбатко: Я с вами согласен, но тут также нужно понимать, почему, например, «Донбасс Арену» никто, никогда не захватывал? Потому что Ахметов поставлял туда гуманитарную помощь в большом количестве. А если бы они это захватили, он бы перестал ее поставлять, и как бы это отражалось на рейтинге этих самопровозглашенных лидеров. Да, то, что сейчас произошло — здесь отработали схему по отжатию этих предприятий. Что будет дальше, какова судьба этих предприятий, людей, которые там работают — пока вопрос.

Михаил Кукин: Со стороны выглядит так, что крупные собственники, тот же Ахметов, Фирташ где-то не договорились с Москвой, и вот она решила так себя вести. Мы же понимаем, что самопровозглашенные власти не самостоятельны, особенно в принятии таких решений как национализация?

Александр Горбатко: Я с вами согласен, возможен и такой вариант. Но при этом я догадываюсь, что та же самая Москва и лидеры этих самопровозглашенных «республик» не смогут управлять, развивать, модернизировать эти предприятия. Они могут их распилить, максимум сохранить в таком виде, как есть сейчас.

Анастасия Багалика: А вы уже слышали как реагируют на блокаду по ту сторону линии разграничения?

Александр Горбатко: Еще неофициальная блокада привела к тому, что эти предприятия начали отжимать, национализировать. 300 тысяч человек, которые там работают — а для меня это 300 тысяч семей — остались с вопросом, что делать. Они думают, будут ли они получать украинскую, нормальную зарплату.

Михаил Кукин: Когда было принято решение СНБО, Александр Турчинов выступил с заявлением о том, что к 13:00 15 марта мы перекроем все дороги, железные дороги и так далее. Вы интересовались ситуацией на сегодня — как на самом деле, все это выполнено или нет?

Александр Горбатко: Все пять действующих на сегодня КПВВ работают в штатном режиме. Это единственные коридоры, по которым идет транспортное сообщение. Железнодорожное сообщение было заблокировано блокадниками, мы не особо знаем, какая там ситуация. Заявление Турчинова вызвало серьезный резонанс, люди испугались, что дороги действительно перекрыли и для гражданских. Но этого не произошло.

Я больше скажу, автотранспортного товарного сообщения, чтобы на грузовиках что-то возили на неподконтрольную территорию, уже давно не было, года два так точно. Все возилось железнодорожным транспортом.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.