Слушать

Блокада — это стимул к изменениям, а не причина экономических проблем, — Длигач

07 марта 2017 - 16:57 160
Facebook Twitter Google+
Как продвигаются экономические реформы в стране? Что удалось и что не удалось сделать для улучшения ситуации?

andrey_dlygach.jpg

Андрей Длигач // «Громадське радио»
Андрей Длигач

В студии «Громадського радио» — член Национального совета реформ, кандидат экономических наук и управляющий партнер группы компаний Advanter Group Андрей Длигач.

Дмитрий Тузов: Татьяна Черновол в эфире «Громадського радио» сказала о том, что если блокада будет продолжаться, то это очень сильно ударит по экономике Украины, и курс гривны может взлететь до 50 гривен за доллар. Насколько это реалистичный сценарий?

Андрей Длигач: Конечно, блокада наносит серьезный удар по экономике Украины. Но еще больший удар по экономике наносит отсутствие реальных реформ в экономике и то, что Украина сохранила свою зависимость и от предприятий на оккупированной территории, и от России. Поэтому блокада — это скорее стимул для изменений, а не причина возможных экономических проблем.

Дмитрий Тузов: То есть блокада может подстегнуть к тому, чтобы Украина начала решать вопросы с энергообеспечением, энергоресурсами и модернизацией станций?

Андрей Длигач: Да. Технологии есть. Эти технологии были и 3 года назад, просто не было той точки, которая бы заставила принимать решения. В Украине уже появились маленькие городки, которые полностью перешли на биотопливо. Активно идет перестройка сахарных заводов и элеваторов на использование отходов в агропромышленном комплексе. То же самое будет и с жилищно-коммунальным хозяйством. Просто если в газовой сфере удалось реализовать эти реформы, то, к сожалению, в энергетической сфере благодаря предательским действиям НКРЭ у нас идет обратный процесс. Это консервация зависимости от монополий облгазов и фирташевских монополий в энергетической сфере.

Наталья Соколенко: Причина в том, что у Дмитрия Фирташа не сложились настолько плотные деловые отношения с президентом Украины, как у Рината Ахметова?

Андрей Длигач: Фирташу принадлежит скорее распределительная система, а не ключевое звено. «Нафтогаз» здесь все-таки является ключевым звеном. Поэтому удалось провести реформу. А в энергетической сфере очень двойственная ситуация. Тепловые станции находятся и в частной собственности, и в коммунальной собственности. АЭС находятся в госсобственности. Поэтому эта ситуация такая шаткая. К тому же, речь идет не только об интересах олигархов, но и об интересах «моноарха».

Дмитрий Тузов: И кто это?

Андрей Длигач: Президент Украины, который постепенно на себе замыкает все инструменты влияния на энергетическую сферу.

Дмитрий Тузов: То есть это монополия?

Андрей Длигач: Фактически да. У нас же монополия, и войны олигархов уже как таковой нет. Есть, конечно, олигархи, которые вошли в единую систему с Петром Алексеевичем. А есть те, которые противостоят. Судя по тому, что происходит, войны остались на уровне Коломойского, Фирташа. Но особых олигархических войн в Украине нет.

Дмитрий Тузов: Получается, Украина развивается именно благодаря кризисам. Например, действия НКРЭ, которые существенно подняли оплату за подключение к электросетям…

Андрей Длигач: Это абсолютно вражеское и антиинвестиционное действие. Но я бы сказал о другом. Я не рассматриваю олигархов на данном этапе как ключевое зло. Так или иначе, в нашем как бы демократическом обществе вопросы реприватизации и вопросы пересмотра задним числом тех решений, которые принимались, бессмысленны. Нужно исходить из той ситуации, которая у нас есть. Как мне кажется, сейчас в интересах и Ахметова, и Порошенко перестать зарабатывать на старых отраслях и искать возможности модернизации экономики Украины. Мы уже пережили тот период, когда в 2014-2015 годах было открытое окно возможностей, и сами олигархи могли стать драйверами изменений. В 2016 году, к сожалению, была хорошая конъюнктура цен на металлы и продукцию АПК. И они махнули рукой. В 2017 году тенденция продолжается. Цены на металлы растут, мировые цены на зерно будут расти. Поэтому у неаграрных, неэнергетических, неметаллургических олигархов нет особого интереса к модернизации.

 

 

И «ДТЭК», и «Метинвест» вкладывают достаточно значительные ресурсы в модернизацию собственных мощностей, но модернизация мощностей не имеет ничего общего с модернизацией экономики. Модернизация экономики предполагает развитие новых отраслей. Надо давать большую свободу малому и среднему бизнесу.

В Украине 2 года назад при Верховной Раде была создана временная комиссия по вопросам будущего. Возглавлял ее народный депутат от «Самопомощи» Алексей Скрипник. И мы вместе с ним проводили работу по созданию картинки будущего страны, в том числе и по экономическим моделям. Конечно, нами были определены новые отрасли. Не просто АПК, а глубокая переработка. Не просто энергетика, а энергетическое машиностроение. Можно же идти дальше, находить возможности для создания конечного продукта. Экономическая миссия Украины заключается в том, чтобы быть логистическим и инновационном центром Евразии. Мы могли это сделать? Могли. И сейчас мы можем вскочить на платформу уходящего поезда. Вопрос в том, что решение на уровне гражданского общества здесь бессмысленно. У малого и среднего бизнеса нет достаточных финансовых ресурсов для того, чтобы совершить этот взлет. Модернизацией Украины сейчас могут заниматься крупные бизнесы. Банковская сфера, аграрии, металлурги, в том числе Ринат Ахметов, могли бы быть драйверами изменений. Другой вариант — открытие Украины для иностранных инвесторов. Для этого необходима валютная либерализация в стране.

Наталья Соколенко: Комиссия по вопросам будущего прекратила свое существование?

Андрей Длигач: Да. Потому что Верховная Рада не продлила мандат. И, самое главное, как оказалось, эта Верховная Рада не ориентирована на будущее. Она латает дыры вместо того, чтобы строить стратегию развития страны.

Дмитрий Тузов: Наверное, инвестору не очень нравится, когда в стране монополия на что-либо. Насколько это весомая причина?

Андрей Длигач: Не монополии пугают, а отсутствие центров справедливости. В нашей стране суды работают так, что ты, как иностранный инвестор, не можешь получить от них адекватной юридической помощи. То есть иностранный инвестор не понимает, что происходит. Посмотрите, на каких местах мы находимся в рейтингах Transparency International. Это 160-е места. Мы даже по фильтру не проходим для иностранных инвесторов, которыми могут рассматриваться максимум 70 позиций. Инвестор смотрит на 2 вещи. Первая — это возможность заработка. Вторая — это риски. У нас нет ни развитого внутреннего рынка, ни нормальной минимизации рисков. Поэтому мы ни по одному критерию не подходим.

Дмитрий Тузов: Что должно произойти, чтобы мы изменили эту парадигму и наша страна начала развиваться?

Андрей Длигач: В первую очередь нам нужно поменять систему государственного управления. То есть нам нужно другое государство. Конечно, не на обломках страны. С сохранением страны мы должны получить другие государственные институты. Это должны быть сервисные институты. Ключевой задачей является судебная реформа. Без этого мы не движемся никуда. В общем, без появления центров справедливости никакая экономика не заработает. И только потом мы должны говорить о налоговой реформе.

Дмитрий Тузов: То, что сейчас происходит в деле Романа Насирова, может быть ударом по «моноархической» системе.

Андрей Длигач: Конечно, может. Пока еще чиновники такого ранга в таком позоре не участвовали. Причем чиновники с явной связанностью с высшим руководством страны. Тем не менее, могло быть гораздо больше подобных дел. Слишком много внимания сейчас уделено Насирову, что означает, что это скорее всего будет взято на флаг нынешней власти для демонстрации борьбы с коррупцией. А сама система коррупции сохранится без изменений.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.