Боец «Азова» Евгений Чуднецов есть в списках на обмен, — Юрий Тандит

08 февраля 2016 - 23:10 666
Facebook Twitter Google+
Историю Евгения Чуднецова, который находится в плену у боевиков "ДНР" уже год, рассказывает специальный корреспондент Новой Газеты Юлия Полухина, а также советник главы СБУ Юрий Тандит

Анастасия Багалика: Эти суды могут повлиять на процесс обмена пленными?

Александр Кудинов: Безусловно. Во-первых, процесс обмена не ведется, практически, с мая месяца. Последний раз большое освобождение наших военнопленных было в апреле месяце. 17 наших военнопленных были обменены на 1 «ДНР»-ского бойца. С тех пор дело, практически, стоит в тупике. То есть, единичные обмены происходили с большими проблемами.

То, что людей привлекают к уголовной ответственности, украинской стороне известно давно. При этом привлечение к уголовной ответственности использовалось изначально, люди даже находились в СИЗО. Поскольку люди находятся в плену полтора года уже, безусловно, что там процесс не стоит на месте, и процесс привлечения к уголовной ответственности, поскольку нет обмена, ими начат.

На обмен не предлагались люди со стороны «ДНР». То есть, если по Минским соглашениям мы говорим об одном, то должны предлагаться те, которых интересует сторона «ДНР».

Анастасия Багалика: То есть, вы хотите сказать, что Евгения Чуднецова, как и тех, кто сейчас остается на территории самопровозглашенной «ДНР» можно было бы освободить при большей гибкости?

Александр Кудинов: Есть обмен, есть люди, которых они запрашивают, то сдавайте этих людей, я не вижу смысла их здесь кормить.

Анастасия Багалика: Тут еще стоял вопрос, запрашивала ли украинская сторона Евгения Чуднецова.

Александр Кудинов: Я спрашивал в Донецке, запрашивался ли Чуднецов, мне сказали, что не запрашивался, но списков я не видел.

Анастасия Багалика: То состояние, в котором сейчас находятся украинские военные в Донецке, насколько важно провести обмен быстро?

Александр Кудинов: Обмен мог бы произойти давно. Мне не понятны причины, по которым украинская сторона не дает тех, кого они хотят. Я, как человек, который туда ездит, могу сказать так: дайте людей на обмен и  они отдадут  наших.

Анастасия Багалика: Мы общаемся с Юлией Полухиной специальным корреспондентом Новой газеты, которая на днях опубликовала новый виток в истории украинского военнопленного Евгения Чуднецова, который уже год находится на территории «ДНР». 32 года дали Жене?

Юлия Полухина: Да. Никто не знал, что проходят суды, пока из СИЗО, где сидит Женя не сообщили об этом. После чего мы созвонились с региональным отделением ООН и попросили их попасть на суд, но оказалось, что не ОБСЕ не ООН не обладают мандатами посещать суды в «ДНР».

Суд над ним шел 3 недели подряд. В прошлый понедельник было решение суда и копии решение суда ему выдали на руки.

Анастасия Багалика: Но суд могли посещать родственники, я так понимаю, что они были проинформированы о том, что происходит.

Юлия Полухина: Нет, родственники не были проинформированы, но могли посещать. На территории «ДНР» у него была только мама, но она умерла, и остались у него несовершеннолетние сестра и брат. Сестра попыталась приехать на суд, но заседание начали раньше и ее не пустили. Она увидела его только, когда выводили и он сказал, что дали 32 года.

Анастасия Багалика: Уже известно, где он будет отбывать это «наказание»?

Юлия Полухина: Если сейчас прокурор не будет обжаловать приговор, то его отправят в 3-тю колонию, я не знаю, где она находится, но эта та колония, где раньше находился корпус туберкулезных больных.

Они судят по Уголовному Кодексу 1961 года, а там высшая мера наказания – расстрел. А у них подписано особое положение, то есть расстрелы у них разрешены. И прокурор требовал для него расстрел, но судья назначила для него другое наказание.

Анастасия Багалика: Пока не известно, есть ли он в списках на обмен с украинской стороны?

Юлия Полухина:Я пыталась дозвониться к Ирины Геращенко, но она отказалась дать комментарий. Списки, я так понимаю, никому не оглашаются. Понимания того, что он есть в списках, нет.

Анастасия Багалика: В чем вся суть обвинения?

Юлия Полухина: Там было несколько статей. Сначала его обвиняли в измене родине, и в том, что он кого-то брал в плен.

Юрий Тандит: Я вам могу подтвердить информацию, что Евгений Чуднецов есть в списке обмена.

Анастасия Багалика: А та информация, что его судили в Донецке и орган самопровозглашенной «ДНР» судебный приговорил его к 32-м годам лишения свободы.

Юрий Тандит: Сегодня глава Антитеррористического центра Виталий Маликов проводил совещание. Как раз один из вопросов который мы обсудили, это старший офицер, это те, кто находится на линии гибридной, необъявленной войны. И мы обсуждали вопрос судьбы заложников этих последних заявлений, которые сделала, так называемый, омбудсмен со стороны Донецка.

Мы можем говорить, что однозначно будем делать все, чтобы их освободить – это первое. Второе – эти все строки объявления каких-либо судов не имеют никакой юридической силы. Учитывая, что мы пока что не контролируем эту территорию, они могут называть свои «тройки», «двойки» судами и проводить такие судилища. По праву владения – это наша территория – Донбасс и Крым и мы их никому не передавали.

Но там находятся люди, которые фактически выполняют указания Кремля. Кремль сейчас поднял планку. Они понимают, насколько сейчас для нас важна судьба наших заложников и они ведут себя, как террористы.

То есть, пытаются говорить с нами с позиции силы. С нами нельзя говорить с позиции силы. Но для нас очень важно, чтобы эту тему, этот вопрос освобождения заложников не использовали в своих политических силах.

Скажу вам, что мы в Минске в последний раз четко определили установленную конфигурацию, когда мы говорили об освобождении  по принципу «всех на всех» 25 на 36. Это подтвердили все международные организации, которые имеют отношение к процессу освобождения, в том числе представители ОБСЕ.

И в последний момент, к сожалению, со стороны Донецка поменялись условия.

Анастасия Багалика: Они уже не хотят менять 25 на 36?

Юрий Тандит: Они меняют конфигурацию и выставляют условия, например, те, которые диктуют им в Кремле. Нам понятно, что они сейчас пытаются, учитывая международное давление, сохранить свое лицо в этой ситуации, и пытаются там удержать, так называемую, власть. В том числе они используют наших ребят.

Анастасия Багалика: Из собственных источников мы знаем, что Евгений Чуднецов сейчас отправится по этапу и он попадет в одну из тюрем, которые остались на неподконтрольных территориях. Как это повлияет на то, можно ли будет отследить его судьбу?

Юрий Тандит: Для нас он есть заложником. Куда бы они его не отправили, он под контролем международных организаций будет перемещаться. Мы будем понимать, где он будет находиться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.