Слушать

Боевики стреляют в собак, которые живут на позициях сил АТО, — волонтер

14 февраля 2017 - 20:25 705
Facebook Twitter Google+
«На одной из наших позиций возле Донецкого аэропорта есть две собаки. Когда они стараются пройти на вражескую территорию, наш противник начинает стрелять по ним», — рассказывает Андрей Рымарук

Волонтер Андрей Рымарук говорит о выставке, посвященной животным в зоне АТО.

Валентина Троян: 9-го числа стартовала выставка, которая посвящена животным, брошенным в зоне АТО.

Андрей Рымарук: Эти животные не брошенные. Они потеряли свой первый дом и нашли второй.

Валентина Троян: В какой период вы снимали эти фотографии?

Андрей Рымарук: На дембель я пришел в мае прошлого года. Сразу прибился к команде «Повернись живим». С того момента я начал делать фотографии. Фотоаппарат брал с собой, чтобы фотографировать тепловизоры для отчетности на сайте. Стали получаться снимки неплохого качества. Некоторые мои работы даже Дмитрий Муравский «заценил». В фонде насобиралось определенное количество этих фотографий с собаками и котами. Пришла идея сделать выставку.

Валентина Троян: Почему вы начали фотографировать именно животных в зоне АТО?

Андрей Рымарук: Наверное, лучше рассказать, почему мы решили сделать выставку именно с животными. Народ уже устал от войны. Бедные грязные дети, местное население, уставшие солдаты, кровь, ранения, оружие, обстрелы. Все это настолько «замылило» людям глаз на телевидении. Нам хотелось напомнить о том, что война продолжается. Животные часто абсолютно спокойно ходят во время обстрелов. Эта часть живых существ спасает жизнь ребят.

Одну фотографию я сделал недалеко от Мариуполя. Среди белого дня начался обстрел. За 5 секунд до обстрела собака забежала в посадку, где ребята окопаны, и запряталась под кровать. Начинается обстрел, я падаю и делаю фотографию. У собаки на снимке милые глазки, она дрожит.

Валентина Троян: Эти животные как-то сглаживают будни военных?

Андрей Рымарук: У нас на позициях была собака. Зимой она ложилась нам на ноги и согревала.

Кот, который прыгает тебе на колени в блиндаже и мурчит, — это психологический «релакс» для бойцов. Иногда военные общаются с животными, спрашивают, как у них дела. Злые, потные и вонючие морды рядом им уже надоели. Им проще поговорить с животными, чем с побратимами по оружию.

Валентина Троян: Демобилизованные бойцы забирают с собой животных, которые каждый день находились с ними на передовой?

Андрей Рымарук: Маси Найем очень привязался к собачке и забрал ее с собой. Хотя на авдеевской промзоне его обожало две собаки — Бармалей и Пуля. Одна из фотографий есть на выставке. Я сфотографировал ноги Маси Найема. Он идет, в руках держит автомат, ремень свисает. Собака старается поймать за ремень и дать понять, чтобы он не шел туда, куда собирался. Только мы зашли с позиции на позицию, начался обстрел.

Валентина Троян: Мы говорим не о служебных собаках, не о породистых, а о самых обыкновенных, которые были брошены?

Андрей Рымарук: Да. В конце лета, осенью мы заезжали на Светлодарскую дугу к «Правому сектору». Там 8 щенков. На позиции на Мариупольском направлении 12 маленьких котят. Животных очень много. Ты их не выгонишь. Ребята их приручают, кормят. Слава Богу, остается пища, чтобы поделиться с ними. Очень много животных с передовой отправились на мирные территории жить спокойной жизнью.

Брошенных домашних животных в 2014 — 2015 было очень много. Население, которое бежало на мирную территорию, либо та часть «ватных» людей, которая переезжала в Луганскую и Донецкую области, просто не брали их с собой. Практически все эти животные начали «прибиваться» к военным. Они живут с военными. Нельзя сказать, что по Марьинке, Северодонецку бегают стаи бездомных собак. Все, как в любом обычном городе. Массового нашествия бездомных животных нет.

Валентина Троян: Какая была ваша первая фотография с животным?

Андрей Рымарук: Это собака, которая спряталась под кроватью. О ней я уже говорил. Это моя первая фотография животного.

Валентина Троян: Вы делаете фотографии с животными систематически?

Андрей Рымарук: Нет, случайно. У ребят много животных живут. Мне вчера звонили ребята из-под Мариуполя, спрашивали, когда приеду. У них две свиньи — Гиви и Моторола. Я ответил, чтобы потерпели хотя бы до Пасхи.

Свиньи, гуси, козы. У нас даже овечка Долли была. После очередного обстрела, я служил в Станице Луганской, снаряды попали в хозяйство одного из местных жителей. Он погиб, а барашек к нам прибился. Овечка Долли жила с нами до нашей ротации. Она осталась с другими ребятами. Рука не поднималась ее зарезать.

Некоторые животные видели по 5 или по 6 бригад.

На Светлодарской дуге живет кабан. Не вспомню, как его зовут, но он до сих пор встречает тех, кто приехал, может укусить за ногу. Он любит, чтобы его почесали. Ребята не могут избавиться от него, он — их талисман.

Валентина Троян: Чьи еще работы представлены на выставке?

Андрей Рымарук: На этой выставке также были фотографии Александра Гайдара, Чернышова и мои. Еще были фотографии Дарьи Буры, Юлии Плесенко и Натальи Калмыковой, они пишут тексты для нашей страницы «Повернись живим».

Валентина Троян: В какой период будет проходить выставка? Были ли какие-то отзывы?

Андрей Рымарук: Судя по ленте в Фейсбуке, людям нравится. Возле выставки стоит довольно большое количество людей. Отзывы пока позитивные. Одна из посетительниц написала, что очень правильно, что поставили фото за стекло, потому что на мирной территории люди видят войну только на экранах телевизоров. Это правильные слова. Мы здесь видим войну только так.

Валентина Троян: Вы планируете показывать эту выставку в других городах?

Андрей Рымарук: Посмотрим, какой успех будет в Киеве. Скорее всего, нам удастся договориться с Днепровским и Харьковским метрополитенами. Либо организуем это в каких-то посещаемых местах областных центров.

Валентина Троян: Может, вы знаете, как обстоят дела с домашними животными на неподконтрольных территориях? Моя знакомая живет в Луганске. Она не могла оставаться в стороне. У нее уже очень много животных. Очереди за водой были огромные. Местные жители набрасывались на нее, когда узнавали, что она хочет поить животных.

Андрей Рымарук: Я с 2007 по 2009 год жил в Донецке. Какая сейчас там обстановка, не знаю. Мечтаю поехать на «Донбасс Арену» посмотреть какой-то матч Лиги чемпионов.

На одной из наших позиций возле Донецкого аэропорта есть две собаки. Когда они стараются пройти на вражескую территорию, наш противник начинает стрелять по ним. Собаки опять возвращаются, кушают. Потом они стараются пройти на взлетную полосу, по ним стреляют.

Валентина Троян: Но это же животные.

Андрей Рымарук: Сказать, что наш противник — не животное, тяжело.

Валентина Троян: Вы верите в то, что будет возможно попасть на «Донбасс Арену» и посмотреть там матч?

Андрей Рымарук: Конечно. Мы обязаны вернуть свою территорию. Если учесть тенденцию последних двух лет войны, медленно (но более, чем уверенно) мы будем продвигаться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.