Слушать

Боевики требуют от Украины людей, осужденных за терроризм, — журналистка

01 апреля 2016 - 21:01 296
Facebook Twitter Google+
Многие задержанные украинскими силовиками были взяты в плен во время боевых действий, но попадались и случайные люди

poluhyna_0_0_0_0_0_0_0_0.jpg

Юлия Полухина // «Громадське радио»
Юлия Полухина

О судьбах людей, плененных как боевиками, так и СБУ поговорим с российской журналисткой Юлией Полухиной.

Анастасия Багалика: Очень сложно разобраться в условиях, которые выставляют обе стороны конфликта при обмене пленными. Вы понимаете основные механизмы обмена?

Юлия Полухина: Я могу сказать, что раньше обмены были боле эффективны: отдавали большее количество людей со стороны «ДНР» и «ЛНР», наша сторона чаще отдавала тех, кого требовали представители этих самопровозглашенных республик. А они, в основном, просили освободить тех, кому инкриминируют статью 258 — это терроризм. И как правило, эти пленные действительно имели отношение к боевым действиям: они были схвачены на блокпостах, вытащены были из танков, БТРов, среди которых были как россияне, так и наши граждане восточных регионов.

Реже меняют уже осужденных, в основном только тех, кто находится еще под следствием.

Чаще меняют тех, кто признал свою вину и сотрудничает со следствием.

Анастасия Багалика: Если говорить о задержанных Украиной российских гражданах, у вас есть цифры, которыми вы можете оперировать?

Юлия Полухина: У меня есть цифры, озвученные изданием «Медиазона» — это порядка 540-ка человек, которые содержаться в СИЗО Украины.

Анастасия Багалика: Я так понимаю, что отследить то, что происходит в СИЗО «ДНР» сложнее, чем отследить ситуацию в наших СИЗО?

Юлия Полухина: До событий в Дебальцево пленных проще было обменять, так они находились в подвалах у полевых командиров,а с теми можно было договориться. После того, как этих командиров начали зачищать, пленных перевезли в отделы СБУ на неподконтрольные территории, и обмен осложнился.

Последний большой обмен прошел сразу после событий в Дебальцево.

Анастасия Багалика: Бывают ли случайные люди, которых задерживают, но они не причастны к боевым действиям?

Юлия Полухина: Такие случаи бывают достаточно часто. Особенно, если берут пленных на территории Украины по статье 258. В этом случае они становятся уже политическими заключенными.

Анастасия Багалика: Когда обмены стали политическим делом?

Юлия Полухина: После подписания Минских договоренностей. В тот момент, когда вопросы обмена стали увязываться к пунктам договора. Обмен всех на всех — это 6-й пункт. А есть еще 5-й и 9-й пункты, где требуют изменения в конституцию или признания особого статуса республик. Минские договоренности подписаны и их нужно выполнять. Видимо, для того, чтобы все усложнить, пункты были связаны между собой. Обмены должны идти отдельно.

Анастасия Багалика: Как происходят суды в тех республиках?

Юлия Полухина: За судами в Луганске и Донецке следить очень сложно. Родственники — единственные люди, которые могут на них попасть. Там появляются какие-то адвокаты по назначению. Как правило, там всех, кого судят склоняют к сотрудничеству и к принятию гражданства «ЛНР» или «ДНР».

Судят людей чаще всего за шпионаж, иногда — и за измену родине.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.