Слушать

Борьба за Счастье: как это было?

29 июня 2016 - 21:38 1217
Facebook Twitter Google+
История освобождения города с самым оптимистичным названием и одной героической семьи — от первого лица рассказывает житель Счастья Виктор Ткаченко

Говорим с Виктором Ткаченко, директором автотранспортного лицея (г. Счастье)) и атаманом «Академии казачества» в Луганской области.

Елена Терещенко: Расскажите, как ваши казаки и вы стали на защиту украинского Счастья?

Виктор Ткаченко: Война для меня началась с первого марта 2014 года с получением приказа гетмана украинского казачества. Мне, и таким же атаманам, было приказано вступить во взаимодействие с силовыми структурами СБУ, МВД и делать на своих участках зон влияния все, чтобы сохранить конституционный порядок.

Елена Терещенко: Когда боевики подступили к Счастью, Виктор Николаевич в 65 лет стал бойцом батальона «Айдар».

Виктор Ткаченко: В марте я стал советником губернатора Михаила Болотских по военно-казацким вопросам. Обратился с письмом, чтобы он разрешил мне получить оружие для обеспечения охраны митингов, которые в Луганске проводили демократические силы. Он подписал этот документ, который ушел к начальнику УВД.

tkachenko.jpg

Виктор Ткаченко //
Виктор Ткаченко

Начальник УВД пригласил нас на коллегию (с покойным ныне Темуром Юлдашевым, общественными деятелями). Было принято решение сформировать два подразделения. Я возглавил одно, а второе — Темур. В нашу задачу входило вступить в органы внутренних дел, стать бойцами батальона милиции особого назначения, выполнять функциональные обязанности на тех территориях, на которых находимся. Мы пытались заполучить оружие у генерала, но после встреч я понял, что мы его не получим.

Я обратился к командиру батальона. Это было шестого мая, через три дня после формирования первого подразделения батальона «Айдар». Положил на стол удостоверение бойца милиции особого назначения. Нас таких был 21 человек.

Нас принял командир батальона, поставил задачу. В это время из казаков у меня было сформировано три группы разведчиков. Одна была внедрена в Донское казачество к нашему бывшему другу Николаю Ивановичу Козицыну. Мне было приказано выяснить, на каком основании он пересек нашу границу и занимается разбоем. На что Козицын ответил мне, что для него война — бизнес, а он — бизнесмен, поэтому здесь находится.

Елена Терещенко: А когда вы вступили в «Айдар», это правда, что у вас было прозвище «Генерал»?

Виктор Ткаченко: Да. Так и осталось — позывной «Генерал».

Елена Терещенко: Потом была история с вашим сыном. Расскажите несколько слов.

Виктор Ткаченко: В 65 лет я провел две разведки вместе с заместителем командира батальона Лихолетом Валентином и Витей «Маэстро». Мы обследовали блок-посты, сделав с Лихолета алкоголика. Дали ему бутылку пива. И он прекрасно сыграл свою роль. Мы обследовали все блок-посты. Конечно, и благодаря моему казаку. Он был «сепаром» до этого, потом покаялся. Я принял его к себе. Это был Алексей «Сепар». Он бел внедрен в Донское казачество, осуществлял деятельность, собирал информацию, которую мы передавали в штаб нашего батальона.

Что касается моего сына. За мной пришли 26 мая. 12 боевиков приехали на двух бумерах с российскими флагами. Шесть человек зашли ко мне в кабинет в 7.30. Они знали, что в это время я на рабочем месте. Теперь я этого не делаю. Вторая группа отъехала. Рядом «забегаловка» — там они пили после бурно проведенной ночи.

Въехав во двор места работы, я заметил, что никого нету. Сразу сработало дурное предчувствие. Смотрю, заместитель сидит в беседке. Подскочил, когда увидел мою машину. Подбежал ко мне и говорит, что за мной приехали. Я дал ему секретный телефон, сказал, что он не должен попасть в руки. Я собрался идти убеждать этих уродов, что я патриот и т.д.

Тут мне позвонил старший сын (которого потом возьмут в плен). Говорит: «Батя. Делай ноги. Тебя расстреляют». Мне пришлось завести машину и разогнаться.

Елена Терещенко: Сын у вас тоже офицер?

Виктор Ткаченко:  Это младший сын майор милиции. Первый военный комендант города Счастье. Мы взяли город Счастье в ночь с 13-го по 14-е. 15-го он открыл комендатуру. Мы вошли полным составом, обеспечили нормальную работу всех предприятий, защиту, конституционный порядок. Все почувствовали, что сюда пришли украинцы. Навсегда.

Город Счастье брало 52 человека. 26 — самооборона Старобельска, 22 «майдановца» и 4 моих казака-проводника. Это было вечером, когда меня пригласил командир батальона и говорит: «Выдели мне проводников-казаков, которые хорошо знают город». Им выдали все необходимое, заставили отключить или сдать мобильники. В ночь ушли на 12 легковых машинах, без поддержки ВСУ, БТРов.

В 23.30 они взяли первый блок-пост. Там же взяли «сепара» (Владимира). Он был буйный. Когда ребята начали вести разговор с ним, он начал дерзить. Тогда пошли к Надежде Викторовне Савченко и говорят: «Надя. Есть крутой «сепар». Тебе надо с ним поговорить, иначе мы расстреляем его». Когда Надя сказала, что мы свободны, осталась с ним, переговорила — он согласился провести нас по всем блок-постам незаметно.

Так маленькая группа прошла к мосту и ждала до пяти утра. Самое интересное, что прилетела вертушка, пустила НУРС — они улетели, ничего сепарам не сделали. Это был сигнал к штурму. И Лихолет дал команду на штурм. Наши выбежали, стали спина к спине, гранатометчики обстреляли сторону моста и здесь же пост ГАИ, в противоположную сторону друг от друга. А потом началось позорное бегство тех, кто там находился.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.