Слушать

«Бойца посадили за то, что показал роскошную жизнь прокуроров», — Курбатов

11 февраля 2016 - 07:31 697
Facebook Twitter Google+
Ружанский пошел служить добровольцем. Пока не начал писать о военной прокуратуре: где живут, на каких машинах ездят, прокуратуре не было дела до него, — Александр Курбатов

С Александром Курбатовым, журналистом программы «СЛІДСТВО-інфо», обсуждаем скандальное дело сержанта Александра Ружанского, который сидит в СИЗО Краматорска и которого, как уверены его родные и адвокаты, пытаются отправить за решетку представители военной прокуратуры, шикарную жизнь которых Ружанский изобличал в социальных сетях.

В студии работают журналистки «Громадського радио» Ирина Соломка и Елена Трибушная.

index_9_0.jpg

Александр Курбатов / «Громадське радио»
Александр Курбатов

Ирина Соломко: Расскажите о ситуации, в которую попал сержант Александр Ружанский.

Александр Курбатов: Ситуация и сложная, и простая. Это было летним вечером, прямо напротив кафе находился отдел милиции города Краматорск. Приписывать Ружанскому, что он террорист,  глупо. По версии Александра Ружанского, который был в гражданке, в нем узнали военного, а там был ранее какой-то инцидент с военными и местными жителями, и по этому его начали просто бить. Он убежал, взял свое оружие, на которое есть разрешение, это оружие, которое может получить каждый украинец, оно травматического действия (стреляет резиновыми пулями). А эти два парня пошли за ним, прошли квартал до места, где служит он. И там продолжился этот конфликт. И когда Ружанского начали бить, он выстрелили, обороняясь, в одного из пострадавших.

Нападавшие же говорят, что ничего такого не было. Они просто шли по улице, а он выстрелил с криками «сепар!». Сейчас в суд гоняют сотрудников местного предприятия, где работает один из участников конфликта, и они говорят, что он им рассказывал другое. Что они сидели, общались. И самое страшное, что мы говорим о самообороне и о степени взаимной вины. Ни то, ни другое не дает оснований держать человека под арестом два месяца. И сегодня заседание суда и прокуратура требует продления ареста еще на 2 месяца. В то время как свидетель второй в бегах.

Ирина Соломко: На сколько мы знаем, это только одна часть истории Ружанского.

Александр Курбатов: Ружанский пошел служить добровольцем. Пока не начал писать о военной прокуратуре: где живут, на каких машинах ездят, прокуратуре не было дела до него. Он начал писать после того, как к нему после этого инцидента пришли и предложили все порешать. Но Ружанский сказал, что не чувствует за собой вины. И когда после этого начал писать о военной прокуратуре в соцсетях, уже во второй половине октября на страничке военного прокурора Матиоса появилась информация, по которой стало понятно, что о Ружанском военный прокурор стал писать, как о своем противнике. Самые серьезные последствия для Ружанского начались, когда он написал о военном прокуроре Кулике. Ружанский подвиг журналистов сфокусироваться на роскошной жизни Кулика. 

Ирина Соломко:  К разговору подключается жена Александра Марина Ружанская, которая сейчас находится в Харькове. Вы не имеете возможность (из-за грудного ребенка) вырваться на заседания суда, ни просить свидания, по сути мужа не видели с декабря прошлого года. Вы общаетесь через адвоката письмами. Что муж вам пишет?

Марина Ружанская: Он старается держаться, но понимает, что сидит ни за что. На него напали, он получил легкие телесные повреждения, а посадили его. Сейчас суд идет и все ходатайства адвокатов суд отклоняет.

Ирина Соломко: Как вы будете защищать своего супруга?

Марина Ружанская: Мы хотим писать в разные инстанции, потому что дело не продвигается.

Александр Курбатов: Ружанского недавно поместили в камеру, где у него не было воды. А это уже давление на человека. Издевательство. Спустя два дня, пока мы подняли шум, его переместили в другую камеру. Сейчас он в Краматорском СИЗО.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.