Бывшие спецслужбисты Израиля привлечены к борьбе с терроризмом в Украине

07 сентября 2016 - 21:34 191
Facebook Twitter Google+
Чем может быть полезен израильский опыт борьбы с терроризмом Украине?

Альберт Фельдман, директор украино-израильского Института стратегических исследований имени Голды Мейр, и Валерий Самсонкин, который будет курировать научное направление института, рассказывают об основных направлениях работы организации.

Сергей Стуканов: Это будет только аналитика или прямое сотрудничество с украинскими органами, которые занимаются безопасностью страны?

Альберт Фельдман: Институт не будет заниматься только безопасностью, он будет заниматься и другими тематиками, связанными с социальной политикой, здравоохранением, энергетикой, сельским хозяйством.

Израиль придерживается нейтралитета в конфликте, который существует вокруг Украины. Он вынужден придерживаться. Если Израиль очевидно выступит на стороне Украины, то будет очень жесткая реакция со стороны России. При сегодняшней силе России в Сирии и влиянии на определенные арабские организации, в том числе и террористические, это будет крайне проблематично.

Поэтому на официальном уровне не поддерживаются контакты между разведывательными службами Украины и Израиля, кроме специальных. Существуют обычные контакты, которые были и раньше.

Сообщества экспертов могут оказать существенную помощь, потому что представители спецслужб иногда уходят на пенсию, в отставку.

Они продолжают заниматься как бизнесом, так и консалтингом. Как раз подобных бывших представителей спецслужб мы хотим как можно активнее представлять в Украине, чтобы, во-первых, украинские эксперты могли получать определенный опыт, во-вторых, эксперты влияют на определенные ведомства, чтобы после того, как соответствующие представители экспертных кругов в области безопасности и борьбы с террором услышали что-то новое и интересное, чтобы они сказали это правительственным кругам.

Сергей Стуканов: У вас офис будет только в Украине?

Альберт Фельдман: У института в Израиле также есть офис. Расположен он недалеко от центра, который занимается исследованиями и обучением в области антитеррористической деятельности, безопасности, новых технологий в сельском хозяйстве, информационной политике. Второй наш офис находится в Киеве. И там, и там есть определенные специалисты, которые будут способствовать взаимодействию.

Мы хотим проводить круглые столы, которые будут посвящены разным тематикам. Именно на них мы будем знакомить украинских и израильских специалистов.

Алена Бадюк: По мнению экспертов, Израиль обладает одними из более совершенных технологий и техническими средствами борьбы с террористическими группировками. Какие технологии могут быть полезными для Украины?

Альберт Фельдман: Первый круглый стол, который мы будем проводить в 20-х числах этого месяца, будет посвящен антитеррористической активности Израиля, опыту Израиля и возможности его применения в Украине. Мы выбрали три достаточно нейтральные темы, которые будут полезны для украинских специалистов.

Это концепция безопасного города или района, каким образом обеспечивается безопасность населения в рамках одного населенного пункта. Речь идет о безопасности от террористических актов, техногенных катастроф и стихийных бедствий. Это аппаратные средства, которые достаточно доступные, не очень дорогие, но методика контроля, мониторинга очень важна. Она позволит избежать диверсионных действий. Если бы система была введена в Киеве, того, что случилось с «Интером», не было бы.

Второе направление связано с тем, что современные технологии, такие, как дроны, средства наблюдение, информационного контроля пространства и оценки рисков по тому, как выглядит человек или группа людей.

Третье направление связано с тем, как в открытых источниках можно выявлять, проводить индикацию маргинализации определенных групп и их сближения с террористическими организациями.

Сергей Стуканов: Эти технологии могут использовать уже существующие в Украине органы безопасности?

Альберт Фельдман: Конечно. Просто нужно предложить методику действующим структурам, которые должны пытаться их использовать.

Сергей Стуканов: Валерий, вы будете заниматься инфраструктурной безопасностью? Какие еще направления с научной точки зрения будет разрабатывать институт?

Валерий Самсонкин: В задачах института примерно 7 направлений. Безопасность — одна из семи. Речь будет идти и об энергоэффективности, системе здравоохранения, о психическом здоровье населения, вопросах экологии и сельского хозяйства. Эти направления выбраны в соответствии с тем, какие имеются конкретные достижения в Израиле для того, чтобы их можно было использовать в Украине.

Говоря о безопасности, имеют в виду прежде всего армию, спецподразделения, антитеррористическая деятельность.

Я бы хотел сказать о проблеме безопасности в широком смысле этого слова. Это и безопасность пассажиров в транспорте, на улицах, безопасность взаимоотношения друг с другом. Отношение друг к другу — это большая проблема в Украине. Я думаю, что оно неуважительное. Мы не хотим понять, что народ такой. Нужно смотреть на положительные моменты.

Целью государства и общества в Израиле является человек.

Альберт Фельдман: Очень важна первая медицинская помощь. Согласно статистике, при террористических актах погибают от неоказания первой медицинской помощи около 60% жертв. Остальные получают несовместимые с жизнью травмы в момент самого террористического акта. Здесь тоже существуют определенные методики.

Сергей Стуканов: Какие регионы Украины сейчас находятся в зоне риска?

Альберт Фельдман: Эмпирически мы можем сказать, что это абсолютно разные виды террористической деятельности. Непосредственные диверсионные атаки и террористические акты могут произойти в любом городе. Там, где преобладает беспечность и происходят массовые скопления народы, террористы и появляются.

В зоне АТО существует другой вид терроризма — местный терроризм, который проявляется в бомбардировках мирных городов, минируются большие поверхности. Израиль имеет опыт борьбы с подобными явлениями. Там постоянно происходят ракетные обстрелы приграничных городов. Израиль научился на это реагировать, как с точки зрения мирного населения, так и с точки зрения противодействия самим этим атакам. В Израиле введена защитная операция «Железный купол», который является достаточно эффективным методом защиты от подобных бомбардировок.

В тот момент, когда ситуация определится, наверное, его подобие будет развернуто и на территории восточных областей Украины.

Алена Бадюк: Какова статистика предотвращения террористических актов в Израиле?

Альберт Фельдман: Ни каждый задержанный террорист мог бы провести террористический акт. Около 20% террористов не решаются провести террористический акт. Они исчезают или сдаются властям. Считается, что при эффективной антитеррористической деятельности можно до 95 — 97% террористических актов предотвратить. Можно очень резко уменьшить число жертв. Природа терроризма в Израиле, Украине, Европе разная.

В Израиле террористические атаки осуществляют представители исламского националистического движения, крайние радикалы, которые чаще всего идут на смерть в рамках этих террористических актов. В Украине это вряд ли возможно. Здесь нужно обсуждать другие методы профилактики и изучения потенциальной террористической активности.

Сергей Стуканов: Уведомлены ли наши министерства о создании вашего института?

Альберт Фельдман: Некоторые да. Мы начали активно действовать на уровне министерства здравоохранения. Оно является нашим основным партнером. Главный психиатр Украины профессор Ирина Яковлевна Пинчук и новый министр здравоохранения активно взаимодействуют с нами. Мы проводили семинары с министерством социальной политики и министерством по перемещенным лицам по помощи беженцам. В свое время мы сотрудничали с министерством обороны. Это касалось технологического обеспечения, набора военнослужащих, психологической работы с военнослужащими.

Алена Бадюк: Будете ли вы инициировать какую-то совместную работу в направлении предотвращения террористических актов?

Альберт Фельдман: Я думаю, что СБУ сама достаточно активна в этом направлении. Наша задача — обучить экспертов, специалистов, которые сегодня занимаются безопасностью в более широком плане, тем методикам, которые предлагаются к изучению в Израиле.

Сергей Стуканов: Существует ли в Израиле сильное украинское лобби?

Альберт Фельдман: В Израиле нет различия по стране, откуда люди приехали. Все русскоязычные граждане Израиля достаточно разобщены, но у них есть политические представители, общественные организации. Наверное, украинского лобби нет, но эмигранты из Украины определенным образом воздействуют на политику и на общественный консенсус в Израиле.

Валерий Самсонкин: Если прочесть Дину Рубину, одного из самых известных русскоязычных писателей не только в Израиле, России, но и в Украине, то у нее масса рассказов, которые посвящены Украине, начиная от ее деда из Черкасской области и заканчивая посещением Украины.

Альберт Фельдман: Украина — бабушка Израиля. Очень много политических, общественных деятелей родились в Украине. Голда Мейр, имя которой носит наш институт, родилась в Киеве. До 6 лет она жила в Киеве.

Алена Бадюк: Израиль сотрудничает только с Украиной в борьбе с терроризмом?

Альберт Фельдман: Израиль активно внедряет свои системы безопасности во многих европейских, африканских странах. В Бразилии израильские специалисты обеспечивали безопасность олимпиады. В Китае сейчас работают израильские специалисты. Опыт Израиля очень широко используется.

Алена Бадюк: Достаточно ли у Украины средств, чтобы концепции, о которых мы говорили, были имплементированы?

Альберт Фельдман: Думаю, что да. Большинство методик, о которых мы говорим, могут обсуждаться на уровне грантов. Если мы пишем нормальную концепцию безопасного города, то мер конкретного города может попросить финансирования. Система безопасности резко усилит качество жизни. Это очень важно.

Валерий Самсонкин: Проблема в Украине в эффективности растрачивания денег. То направление, которое выбрал институт, связано с тем, чтобы показать, что есть реальные проекты, внедрение которых даст эффект.

Сергей Стуканов: Украинскую армию консультируют и США, и Британия, и Канада. Можно ли ожидать, что Израиль будет подключаться к этому?

Альберт Фельдман: Не думаю, что впрямую. Израиль старается не вмешиваться в локальные конфликты. Но на неофициальном уровне я думаю, что контакты спецслужб и экспертов будут усиливаться.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.