Цель нашей кампании — чтобы политзаключенные вышли на свободу, — П. Бродик

20 января 2016 - 16:53 88
Facebook Twitter Google+
Большинство людей из нашего списка совершенно непричастны к действиям, в которых обвиняются Россией, — Полина Бродик

21 узник Кремля. Центр гражданских свобод представляет отчет о политзаключенных в Российской Федерации. Ситуацию комментирует руководитель правозащитной кампании «LetMyPeopleGo» Центра гражданских свобод Полина Бродик.

В студии работают журналисты «Громадського радио» Михаил Кукин и Алена Бадюк.

Михаил Кукин: Отчет, который намерена опубликовать ваша организация, будет касаться украинских политзаключенных в России?

Полина Бродик: Да. Сегодня в 14:00 в Украинском кризисном медиа-центре состоится презентация отчета. Его название «28 заложников Кремля». Отчет мы подготовили совместно с фундацией «Открытый диалог».

Михаил Кукин: Давайте подробнее расскажем о политзаключенных.

Полина Бродик: С момента оккупации Крыма российской стороной была начата масштабная кампания по дискредитации украинской власти и задержанию в большинстве случаев невиновных украинских граждан. Это делалось для того, чтобы создать из Украины образ внешнего врага. Нами было зафиксировано 28 случаев незаконного задержания украинских граждан. 21 из них сейчас находятся в местах лишения свободы в России и на территории оккупированного Крыма.

Алена Бадюк: Далеко не все дела политзаключенных в России рассматриваются публично. Как вам удалось собрать достаточно информации о них?

Полина Бродик: Совершенно верно. Среди этих дел есть несколько «шпионских», они проходят под грифом «секретно». У нас по ним мало информации. Но зачастую к нам обращаются родственники заключенных и просят о помощи. Также эти дела отслеживаются дипломатическим корпусом Украины.

Михаил Кукин: На слуху у всех в основном два дела: Савченко и Cенцова-Кольченко. Какие еще есть дела, которые могли бы быть резонансными, но пока таковыми не стали?

Полина Бродик: Мы в своем отчете разделяем все дела по нескольким категориям. В первую очередь идут дела, которые рассматриваются на территории РФ, и дела, которые рассматриваются на территории оккупированного Крыма. Среди дел, которые рассматриваются в России — это дело Савченко и «крымской четверки»: Сенцов, Кольченко, Афанасьев и Черний. Также в этом блоке мы рассматриваем ставшее популярным в последнее время «чеченское дело».

Михаил Кукин: Надо заметить, что дела Сенцова, Кольченко уже закрыты. И они уже получили сроки заключения.

Полина Бродик: Все верно. Но работа по этим делам ведется. Ходят слухи о возможном обмене этих заключенных. Также подаются жалобы в Европейский суд по правам человека.

Михаил Кукин: Да, но по словам юристов, юридического решения этой проблемы нет. Это может быть политическим решением, но его еще надо будет юридически оформить.

Полина Бродик: Ответом на этот вопрос является дело Эстона Кохвера. Это эстонец, который недавно было обменен. Он был осужден в России за шпионаж, но благодаря усердной работе эстонской стороны российская сторона помиловала его в обмен на помилование российского осужденного в Эстонии.

Алена Бадюк: Вы чаще общаетесь с родственниками осужденных или с их адвокатами?

Полина Бродик: Мы чаще общаемся с адвокатами. Мы их используем не только в качестве информаторов, но и часто им помогаем.

Михаил Кукин: Вы упоминали и о других делах. Расскажите о них подробнее.

Полина Бродик: Я бы хотела упомянуть о «чеченском деле», где фигурирует небезызвестный Арсений Яценюк. В деле проходят Станислав Клых и Николай Карпюк. Дело рассматривается в Грозном, и им обоим грозит пожизненное заключение.

Психологическое состояние Станислава по нашим данным сегодня находится под большим вопросом. Он ведет себя не совсем адекватно. Видимо, это результат пыток, которые применялись во время «следствия». Судом было принято решение о проведении психической экспертизы, рассмотрение дела отложено на две-три недели.

Алена Бадюк: Участвуют в при таких экспертизах украинские адвокаты или правозащитники?

Полина Бродик: Я не думаю, что это возможно, но адвокаты постоянно поддерживают с ними связь.

Михаил Кукин: Если говорить о делах шпионов, что вы о них знаете?

Алена Бадюк: Это отдельные дела и они рассматриваются в разных местах. Юрий Шалашенко, которому 73 года, обвиняется в том, что передавал Украине секретную информацию со своего завода 10 лет назад. Это довольно странно, так как этот завод принадлежал Украине, и там не могло быть никакой информации, не известной Украине.

Украинец Виктор Шур обвиняется в том, что он сделал фотографии секретного объекта на территории РФ, чтобы передать украинской разведке. Это был заброшенный аэродром, который не действует с конца 80-х годов, и там сейчас пастбище.

А по Валентину Виковскому у нас очень мало информации. Он был задержан в Крыму во время своей частной поездки.

Большинство людей из нашего списка совершенно непричастны к действиям, в которых обвиняются Россией. Если бы они даже участвовали в этих действиях, они получат совершенно несоразмерные им обвинения и сроки.

Цель нашей кампании заключается в том, чтобы все люди, которые фигурируют в этом списке, были выпущены на свободу.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.