Слушать

Чего хочет Киев? Консервации конфликта? Либо освобождения Донбасса? — Гармаш

18 апреля 2016 - 18:01 183
Facebook Twitter Google+
В Украине создано министерство по оккупированным территориям и временно перемещенным лицам. Его главой назначили Вадима Черныша — бывшего главу Агентства по восстановлению Донбасса

sergiy_garmash_0.jpg

Сергей Гармаш // «Громадське радио»
Сергей Гармаш

Будет ли министерство эффективным? Какую работу нужно проводить с временно оккупированными территориями и переселенцами? Свое мнение озвучивает Сергей Гармаш, главный редактор издания «Остров».

Наталья Соколенко: Вы еще не встречались с новым министром?

Сергей Гармаш: Нет, и не планирую встречаться. Когда его только назначили главой Агентства по восстановлению Донбасса, меня пригласили на 24-й канал. Когда я уходил, мне сказали, что звали Черныша, а когда тот узнал, что я буду, отказался. Моему изданию он дал интервью.

За все время деятельности этого агентства я не знаю, чем оно занималось. Кроме того, что Черныш принимал участие в Минских переговорах.

Дмитрий Тузов: Мы не знаем, чем занимается министерство.

Сергей Гармаш: Оно новосозданное. Мы сейчас ничего о нем не знаем, кроме личности министра. Какие функции оно будет выполнять? Какой бюджет?

Наталья Соколенко: Какую работу сейчас можно и нужно проводить с оккупированными территориями?

Сергей Гармаш: Здесь нужно говорить о целях. Сейчас я уже потерялся, какую цель мы вообще ставим по отношению к оккупированным территориям. Чего хочет наше правительство? Оно не хочет войны, консервации конфликта? Либо оно хочет освободить территорию? Минские соглашения только создают условия для перемирия, которое не работает.

Если бы я имел полномочия, и мне бы поставили цель освободить территорию, то я бы убрал ограничения для передвижения граждан, товаров, но запретил бы работу там украинских предприятий, поскольку они выплачивают зарплаты, с них берутся налоги, с которых содержатся боевики.

Если территория оккупирована, должен быть принят закон, который объявляет ее таковой, должен быть назван оккупант. После этого на оккупанта ложится обязательство по социальному обеспечению, полная ответственность за происходящее на тех территориях.

В Донецкой и Луганской областях нужно было объявлять военное положение. Сейчас с этими территориями украинские олигархи делают теневой бизнес. Я убежден, что наше руководство не заинтересовано в разрешении конфликта. На него можно все списать.

Наталия Соколенко: Какова была бы ваша стратегия по работе с внутренне перемещенными лицами?

Сергей Гармаш: В первую очередь, нужно создавать рабочие места и возможность найти жилье. Большинство моих знакомых, которые выехали на территорию свободной Украины, были вынуждены вернуться на территорию оккупированного Донбасса, потому что не нашли работу и жилье.

Я бы создавал кредитные возможности, брать у банков недорогие кредиты, создавать рабочие места. Выехали творческие и социально активные люди, практически вся элита. Это нужно задействовать.

Есть немецкие программы, когда они предлагают создавать целые отрасли. Коллеги идут в министерство, а там ставится вопрос «а что мы из этого будем иметь?». На этом все заканчивается.

То, что Черныш лоббировался Третьяковым, для меня сигнал, что люди идут делать бизнес.

Переселенцам не нужно расслабляться, а нужно давить на власть.

Какое-то время мы отслеживали эффективность использования наших бюджетных денег, выделенных переселенцам, и обнаружили, что за прошлый год почти ни копейки не было использовано в Донецкой и Луганской областях на нужды переселенцев.

Дмитрий Тузов: Куда же пошли эти деньги?

Сергей Гармаш: Наверное, были возвращены в бюджет.

Дмитрий Тузов: Сколько людей переехали?

Сергей Гармаш: По моим оценкам где-то миллион. Может быть, немного больше, 1200 000.

Дмитрий Тузов: Нужно, чтобы была стратегия решения проблемы.

Сергей Гармаш: Не будет стратегии, потому что у власти нет видения разрешения конфликта. Я уверен, что деньги не будут использоваться эффективно.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.