Чем кормят, то и едят, — музыканты из «BAHROMA» против засилья безвкусицы

1 ноября в столичном клубе ATLAS состоится концерт группы «BAHROMA». После этого, по словам участников коллектива, музыканты возьмут творческий отпуск до весны

В студии «Громадського радио» — эксклюзив от группы «BAHROMA» накануне большого концерта в Киеве.

Ирина Сампан: В одном из интервью вы сказали, что для того, чтобы группа не стала однодневкой, нужна какая-то идея. Какова идея группы «BAHROMA»?

Роман Бахарев: Конечно, без идеи в любом деле, которым ты начинаешь заниматься, никуда. Когда я начинал заниматься музыкой, я об этом не задумывался. Но потом, когда я встретил ребят, и мы поставили перед собой большие цели и планы, идея нарисовалась сама по себе. Мы пытаемся стать частью украинской культуры, которая поднимет культурный уровень в нашей стране.

Ирина Сампан: Вам нравится то, что сейчас происходит с украинской музыкой?

Роман Бахарев: Очень нравится. Я думаю, что образовался некий вакуум, который впитывает в себя самое лучшее. Из андеграунда сейчас выходят отличные коллективы, которые со временем начнут собирать большие площадки.

Ирина Сампан: Насколько в песнях и текстах отображается то, что сейчас происходит в социуме?

Роман Бахарев: Артисты являются респондентами или ретрансляторами событий, которые происходят вокруг. Тому доказательство и завтрашняя презентация песни «Камень». Это тоже наша действительность.

Ирина Сампан: Расскажите об этой песне.

Роман Бахарев: Сейчас она находится на мастеринге в Беларуси. Посредством Интернета она должна добраться до нас и тогда мы все дружно ее услышим. Только что мы с ребятами вернулись из турне, в котором вдохновились на создание новой пластинки. Эта песня — первая ее ласточка. Я ее написал и мне очень тяжело говорить о ней. Я считаю, что музыку нужно или слушать, или играть. Говорить о ней мне не очень интересно.

Ирина Сампан: Почему «Камень»?

Александр Баринов: В песне поется про камень и воду, которые являются символами характеров людей. Есть люди-камни, а есть люди обтекаемые, как вода.

Ирина Сампан: Завтра у вас состоится большой концерт. Сколько вы готовились к этому событию? Чего ожидаете? В анонсе написано: «Неожиданная коллаборация и много других сюрпризов ожидает вас в этот день».

Роман Бахарев: Коллаборация будет. Мы с ребятами собираемся меняться инструментами на сцене и переодеваться в разные необычные образы. Готовились мы действительно долго. Мы не так часто играем в Киеве и для нас это очень важный концерт. Сейчас мы уходим в творческий отпуск. Мы берем молчание до весны, потому что приступаем к записи новой пластинки. Этот концерт важен тем, что мы сыграем полюбившиеся старые песни, причем в достаточно необычной подаче. Возможно, некоторые песни мы сыграем в последний раз.

Ирина Сампан: Как у вас происходит связь со зрителями и слушателями?

Роман Бахарев: Все упростилось. Мы являемся неотъемлемой частью социума — ведем диалог со своими фанами и понимаем, что людям нужно. Они пишут нам свои просьбы и пожелания, и мы так или иначе их учитываем. Коммуникация у нас налажена максимально, но это однозначно не пошло.

Ирина Сампан: Какая критика вас задевает больше всего?

Роман Бахарев: Я фильтрую мнения людей и вообще людей. Есть люди, которым я доверяю и ко мнению которых я прислушиваюсь. Иногда высказывают пустую критику и лесть, которых я терпеть не могу.

Юрий Нацвлишвили: Я рассчитываю на мнение близких людей, которых я уважаю и которые что-то для меня значат. Так много произносится в воздух, что в какой-то момент начинаешь принимать это как данность. С другой стороны, есть твое собственное объективное мнение. Когда мы слушаем концертные записи, можем проанализировать, что не так. Когда ты находишься на сцене, ты испытываешь совсем другой ряд ощущений, нежели, когда прослушиваешь запись и анализируешь ее.

Ирина Сампан: То есть вы пересматриваете свои концерты?

Роман Бахарев: Да, и проводим работу над ошибками.

Ирина Сампан: Какие ошибки вы допускаете чаше всего?

Роман Бахарев: Мы всегда допускаем ошибки. Без них мы не смогли бы двигаться вперед. Бывает, мы не ритмичны. Бывает, выходишь на сцену, а настроения нет. Ты понимаешь, что должен сделать так, чтобы у людей после твоего выхода на сцену остались самые лучшие впечатления. В такие моменты приходится переступать через себя.

Ирина Сампан: Какие достоинства у группы «BAHROMA»?

Роман Бахарев: А вот про достоинства мы говорить не будем. У нас их очень много.

Ирина Сампан: Летом вы ездили по фестивалям. Как выглядит сейчас эта аудитория? В каких городах вы были?

Роман Бахарев: На фестивали люди приезжают, чтобы услышать сразу нескольких исполнителей. Мы были и на западной Украине, и в центральных регионах. Если двигаться к востоку, это и Днепр, и Харьков. В Киеве в этом году был Atlas Weekend — 5 сцен и 150 артистов. Люди, приходя на такие мероприятия, хотят вынести оттуда максимум. Что касается наших сольных концертов, на них приходят люди, которые хотят услышать наши песни. Не хочется быть рафинированным артистом, которого показывают по телевизору — яркого, в блестках.

Ирина Сампан: В одном из кафе, в которое я зашла, по телевизору показывали клип Филипа Киркорова. Мне сказали: «А что, мы просто включили украинский канал». Как вы к этому относитесь?

Роман Бахарев: Я не смотрю телевизор, потому что у меня его нет. Что касается массовой культуры, мы пытаемся на это как-то влиять. Мы продвигаем свои песни на радио, чтобы хоть какая-то часть хороших песен попадала в эфир. Чем кормят, то и едят. Поэтому хочется, чтобы кормили лучше. Я считаю, что в Украине огромное количество талантливых людей, которые делают качественную музыку европейского образца.

Ирина Сампан: Как привить слушателю, который всегда слушал Баскова, Леонтьева, Киркорова и иже с ними, желание слушать «BAHROMA», «Без обмежень», «Гайдамаки»?

Роман Бахарев: От этого никуда не деться, это уже у людей в крови. Я не считаю, что Киркоров, Басков или Леонтьев — это плохо. Хуже всего, когда молодые люди сейчас пытаются повторять то, что делали Киркоров, Басков или Леонтьев. Вот это ужасно. Нужно бороться с засильем безвкусицы. Это дело не одного дня и не одного года. Бытует мнение, что это пройдет, когда умрет последний человек, который родился в Советском Союзе. Я думаю, что залог успеха состоит в том, чтобы каждый человек на земле занимался своим делом, самосовершенствовался, учился чему-то новому каждый день и не учил других жить.

Ирина Сампан: Какую музыку слушает группа «BAHROMA»?

Роман Бахарев: Очень разную. Юра, например, слушает джаз и играет джаз. Он является одним из лучших контрабасистов Украины. Дима с детства слушает тяжелую музыку. Саша слушает только электронную музыку. Из этого все вытекает. Получается некая коллаборация 4 человек, каждый из которых привносит свое видение. В спорах у нас рождается истина.

Ирина Сампан: Наталью Королеву не пустили в Украину. Более того, есть целый ряд деятелей культуры, которые «угрожают национальной безопасности Украины». Как вы к этому относитесь?

Роман Бахарев: Обязательно кто-то должен быть крайним. И эти кто-то — деятели культуры. Наталья Королева и Ани Лорак заварили всю эту кашу, а значит их нужно посадить на кол. Так получается? Я не понимаю, почему кого-то делают крайним? Причем того, кто не принимал в этом никакого участия. Люди погибают за идею, но при этом политики зарабатывают миллионы. Какая тут идея? Идея заключается в том, чтобы больше своровать и заработать. Я думаю, что правительства на высшем уровне должны договорится между собой и закончить кровопролитие как можно быстрее. Я считаю, что Порошенко, если он хочет, чтобы в стране наступил мир, должен первым сесть за стол переговоров и сказать: «Ребят, сколько это будет продолжатся?»

Ирина Сампан: В Россию вам поехать можно?

Роман Бахарев: Конечно. Нам можно ехать куда угодно.

Ирина Сампан: Идет ли внутренняя борьба насчет того, стоит ли ехать в Россию? Вы потеряли часть своей аудитории там?

Роман Бахарев: Если это измеряется в количестве людей, пришедших на концерт, то нет. Мы не ездили в Россию несколько лет, потому что мы являемся частью украинского социума и не могли себе этого позволить, пока сами для себя не нарисовали полное видение ситуации. Студенты, которые приходят к нам на концерты в Украине — это точно такие же студенты, которые приходят на наши концерты в Чехии или России. Идет информационная война. Нас сталкивают лбами. Я родился в России. Вырос в Донецкой области, но уже долгое время живу в Киеве. Как мне разделить все происходящее? Я просто хочу мира. Мне больше ничего не нужно.

Ирина Сампан: Прошлой зимой вы говорили, что хотите дать концерт в Торезе.

Роман Бахарев: Очень. Я думаю, что, если мы сейчас поедем играть в Донецк, нас признают предателями родины. Но меня это меньше всего интересует. Мы же не продаем оружие. Если Порошенко продает в России конфеты, значит, он тоже предатель? Подмена понятий сплошь и рядом. Я думаю, что хватит ныть. Нужно выбрать любимое дело и им заниматься.

Ирина Сампан: А на подконтрольные территории не планируете?

Роман Бахарев: Очень хочется и в Донецк поехать. Это один из моих любимых городов. Я жду, когда откроются двери, и мы с ребятами сможем туда поехать со своей музыкой.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.