Слушать

Чирний и Клых — следующие кандидаты на обмен, — LetMyPeopleGo

14 июня 2016 - 19:57
FacebookTwitterGoogle+
Разработан ли механизм обмена? Есть ли шанс вернуться в Украину у других политзаключенных?

Координатор кампании LetMyPeopleGo, занимающейся защитой украинцев, задержанных в РФ и Крыму по политическим мотивам, Полина Бродик рассказывает о перспективах обмена украинских политзаключенных, осужденных в России. 

Анастасия Багалика: То, что произошло, — это таки обмен?

Полина Бродик: Получается, что так. Поступает информация, что самолет с другими двумя украинцами прибыл в Россию.

Анастасия Багалика: Кто эти люди?

Полина Бродик: Это Елена Глищинская и Виталий Диденко, насколько я понимаю из новостей. Оба они журналисты. За свою журналистскую деятельность и призывы к сепаратизму они и были осуждены. Глищинскую вчера освободили по состоянию здоровья во время срочного заседания. У нее на руках новорожденный ребенок. Диденко, насколько это подтвержденная информация, не могу сказать, был помилован указом президента.

Анастасия Багалика: О дате обмена ничего не было известно?

Полина Бродик: Слухи ходили еще с прошлой недели. Все это было неподтвержденной информацией. Как мы видели, и время откладывают постоянно. До конца невозможно было быть уверенными, что это произойдет именно сегодня.

Анастасия Багалика: Солошенко и Афанасьев оказались в списке из-за состояния здоровья?

Полина Бродик: Да.

Анастасия Багалика: Есть ли еще люди, чей обмен по состоянию здоровья обсуждается?

Полина Бродик: Я в этих переговорах не участвую, поэтому не могу сказать точно, но есть такие люди, которые были подвержены и психологическому, и физическому насилию.

Наиболее, наверное, пострадал Станислав Клых, которого и во время следствия, и после, пытали очень сильно. По некоторым данным, ему давали психотропные вещества.

Идут ли переговоры, я не могу сказать точно, но очень сильно надеюсь, что он может быть включен в этот список.

Анастасия Багалика: Перед тем, как освободили Солошенко и Афанасьева, они некоторое время находились в Москве. Сейчас там находится другой фигурант крымского дела Алексей Чирний, которого доставили туда, я так понимаю, на прошлой неделе.

Полина Бродик: Да, его доставили для прохождения медицинской экспертизы. Он тоже может оказаться потенциальным кандидатом на ближайшее освобождение.

Ирина Славинская: Насколько важным аргументом является состояние здоровья?

Полина Бродик: Мы не принимаем эти решения, но мы, правозащитники, старались «давить» именно на этот аспект, потому что эти люди находились под большей угрозой, чем все остальные.

У Чирния были трудности со здоровьем. Во время следствия он был помещен в психиатрическую больницу. Одному Богу известно, что с ним там происходило.

Ирина Славинская: Что известно о шансах на помилования и освобождение Сенцова и Кольченко?

Полина Бродик: В отношении них никакой конкретной информации сейчас нет. Насколько мне известно, никаких движений в сторону их освобождения пока не происходит.

Анастасия Багалика: Механизм освобождения после второго обмена с участием известных имен политзаключенных уже более-менее понятен?

Полина Бродик: Насчет известности имен большой вопрос. Если с украинской стороны эти люди действительно постоянно фигурируют в СМИ, то с российской стороны о них никто ничего не знает. Нынешние заключенные, которые прибыли в Россию, вообще граждане Украины.

Анастасия Багалика: Существуют ли вообще какие-то российские списки на обмен?

Полина Бродик: У меня такое ощущение, что даже если они и «прикидывают» примерно, кто может попасть в эти списки, то это не четкий перечень. Мне кажется, что со стороны России все это происходит спонтанно.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.