Слушать

Что делать с кредитом на квартиру на оккупированной территории?

18 августа 2016 - 22:44 99
Facebook Twitter Google+
О депозитах и кредитах, которые были оформлены в аннексированном Крыму и на оккупированных территориях Донбасса, говорим с юристом и адвокатом Дмитрием Дугиновым

dmytro_duginov.jpg

Дмитро Дугінов // «Громадське радіо»
Дмитро Дугінов

Алексей Бурлаков: В связи с аннексией Крыма и оккупацией Донбасса много людей потеряли свои депозитные вклады. Отличается ли ситуация в Крыму от ситуации на Донбассе?

Дмитрий Дугинов: Разница есть. В начале событий в Крыму, банки начали ограничивать своих клиентов в праве доступа к их депозитным средствам. Но после двух-трех месяцев переговоров с клиентами, деньги вернули. Большинство банков нашли возможность перевели обслуживание на материковую часть Украины и решить ситуацию с вкладчиками.

Сейчас главная проблема крымских вкладчиков — Приватбанк, который не вернул деньги своим крымским клиентам. Он в одностороннем порядке заблокировал все счета. С тех пор прошло больше двух лет, а вопросы не решены. Приватбанк сказал, что вся информация украдена оккупантами. Безусловно, какие-то базы и квитанции остались в Крыму, но электронные базы ведь сохранились.

В то же время, Приватбанк придумал несколько путей, как его крымским клиентам погасить свою задолженность по кредитам.

Алексей Бурлаков: Это был единственный банк, который так сделал?

Дмитрий Дугинов: Практически да, но у Приватбанка было огромное количество клиентов.

В Крыму был создан Фонд защиты вкладчиков, это российская организация, которая взяла на себя обязательства Приватбанка. Данный фонд возмещал вклады в эквиваленте до 700 тысяч рублей. У кого вклады были больше, ехали на территорию подконтрольную Украине, и подавали в суд. Но большинство депозитных договоров Приватбанка оформлены через электронную систему и там нет ни печати, ни подписи сотрудника банка, а это значит, что документы не имеют юридической силы в суде.

Алексей Бурлаков: А как ситуация обстоит на Донбассе?

Дмитрий Дугинов: Банковские отделения на неподконтрольных территориях закрыты, но практически каждый клиент может выехать на не оккупированные территории и решить свои вопросы.

Очень сложной была ситуация с вкладами пенсионеров в 2014 году. Они не могли физически выехать, и появились люди, которые обещали, что поедут, снимут деньги по доверенности и привезут их, но они в большинстве оказывались мошенниками.

Стоит отметить что, правоохранительные органы, хотя и мы к ним обращались, ничего не сделали.

Наталья Соколенко: Считают ли банки проведение АТО форс-мажором? Если человек взял кредит на квартиру?

Дмитрий Дугинов: В каждой конкретной ситуации человек должен вести переговоры с банком. Они не хотят признавать факт форс-мажора, потому что тогда заемщик имеет право не выполнять своих обязательств. А банки очень неохотно рассматривают человеческий фактор и в большинстве случаев требуют погашения кредита.

Алексей Бурлаков: Что тогда делать людям, которые взяли кредит на недвижимость, которая в последствии была разрушена?

Дмитрий Дугинов: Если есть хоть какая-то возможность, нужно частично погашать кредит, хотя бы по 500-1000 гривен в месяц. Чтобы показать, что вы добросовестный клиент банка. Если банк подаст в суд, а, скорее всего, так и будет — у клиента будет подтверждение того, что он хоть как-то погашал свою задолженность, несмотря ни на что. В таком случае, суд пойдет на встречу.

Алексей Бурлаков: Вы представляете Совет по защите прав потребителей финансовых услуг — что это за организация?

Дмитрий Дугинов: Это организация, которая была создана мной и моими коллегами юристами и правозащитниками, осенью 2014 года. Наша цель — защита интересов клиентов банковских учреждений, в том числе Крыма и Донбасса.

Обратиться может любой человек, мы консолидируем все знания и усилия по возвращению банковских средств. Поможем составить иск и пройти все процедуры. К сожалению, мы не грантовая организация.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.