Слушать

Что почитать: пьеса Шмитта «Зрада Анштайна» вышла на украинском языке

06 мая 2016 - 19:49 178
Facebook Twitter Google+
«Зрада Анштайна» — книга о том, как пацифист косвенно стал причиной трагедии в Хиросиме и Нагасаки

ryabchyy_0.jpg

Іван Рябчий // «Громадське радіо»
Іван Рябчий

Переводчик Иван Рябчий рассказывает о том, почему Эйнштейн стал Айнштейном. Также говорим о качестве переводов на украинский язык.

Наталья Соколенко: «Зрада Анштайна» — о ком речь?

Иван Рябчий: Здесь две пьессы — «Зрада Анштайна» и «Готель між двох світів».

«Зрада Анштайна» — это актуальная для Украины пьеса. Она о войне, об атомной бомбе. Именно открытия Эйнштейна привели к проекту «Манхеттен». В результате была сброшена бомба на Хиросиму и Нагасаки. Это при том, что Эйнштейн был пацифистом. Он не хотел иметь ничего общего с войной. Именно в этом и состоит предательство, в этом его драма и трагедия, что он косвенно привел к этой катастрофе.

Наталья Соколенко: Почему переведена фамилия Эйнштейн как Анштайн?

Иван Рябчий: Дело в том, что только в русском языке фамилия звучит как Эйнштейн. На всех остальных — Анштайн. Мы решили пойти таким путем. Там обыгрывается этот момент: «Волоцюга» ошибается и произносит фамилию «Найнштайн» от «найн», то есть «нет».

Дмитрий Тузов: Чем вас привлекла эта драматургия?

Иван Рябчий: Я перевожу не первую пьесу. Мы с издательством Анетты Антоненко начали театральную коллекцию. Я давно мечтал о том, чтобы переводить драматургию, потому что в Украине все очень печально с постановками пьес, именно с оплатой авторских прав, с нормальными переводами. Очень часто режиссеры берут тексты на русском, переводят на украинский сами. И это ставят.

Наталья Соколенко: А людям, которые не связанны с театральными постановками, есть смысл покупать книгу?

Иван Рябчий: Это рассчитано и для читателя тоже. Поклонников Шмитта в Украине армия. Шмитт сначала пишет прозаическое произведение, делает из него пьесу, а потом превращает в киносценарий.

Наталья Соколенко: Насколько популярен среди европейских читателей такой вид литературы?

Иван Рябчий: Примерно так же, как и в Украине. Драматургию издаем не только мы.

А мы решили сделать серию.

Дмитрий Тузов: Как это происходит: к вам приходит режиссер или к нему попадает книга?

Иван Рябчий: Вначале был второй вариант. После того, как книги выходят, и мы общаемся с режиссерами, они начинают подкидывать идеи. Проблема — это права и качественные переводчики. Переводить прозу, поэзию и драматургию нужно по-разному.

Дмитрий Тузов: Вы беретесь за произведение, потому что вам интересно? История об Эйнштейне вас зацепила?

Иван Рябчий: Я тоже пацифист. Для меня война — это боль, кровь и страдания. Я бы хотел, чтобы войне было вообще. Да, эта пьеса меня зацепила, потому что Эйнштейн там очень много рассуждает о патриотизме, он его критикует.

Наталья Соколенко: Что еще интересного выйдет в серии «Театральне»?

Иван Рябчий: Выйдет Макдонах, Мрожек, Бергман.

Наталья Соколенко: О чем пишут французские, бельгийские авторы?

Иван Рябчий: Если идет война в Ираке, Иране, об этом пишут. Самую престижную литературную премию Франции Гонкуровскую премию получила книга о Сирии, Израиле, Палестине.

Дмитрий Тузов: Как произошел книжный ренессанс в Украине?

Иван Рябчий: Я бы не назвал это книжным ренессансом. По статистике, людей на Книжном арсенале было не так много, покупали не так активно.

Переводов сейчас гораздо больше, они становятся лучше. Теперь уже не пойдет, когда человек переводит при помощи Google Translate, а потом никто не редактирует.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.