Слушать

Дальнейшая блокада приведет к энергетическому коллапсу, — Веселова

29 января 2017 - 20:46 948
Facebook Twitter Google+
В Луганской области продолжается блокирование железнодорожных путей, по которым перемещаются грузы через линию разграничения. Возможные последствия блокады обсуждаем с депутатом Натальей Веселовой

Блокада никаким образом не повлияет на освобождение пленных. Ни Захарчено, ни Плотницкий не несут от этого никаких убытков, — высказала свое мнение о блокаде народный депутат от фракции «Самопомощь», секретарь комитета, глава подкомитета по вопросам государственных социальных гарантий, обеспечения достаточного жизненного уровня Наталья Веселова.

Сергей Стуканов: Когда участники начинали блокаду, была заявлена цель принудить боевиков к обмену пленными по формуле: всех на всех. Сегодня мы видели заявление Ирины Геращенко, что боевики ОРДЛО тормозят обмен пленными с сентября. Насколько меры, к которым прибегают участники блокады, адекватны поставленным целям?

Наталья Веселова: Происходят манипуляции. Участники блокады чего-то требуют от лидеров террористических организаций, при этом блокируют работу украинских предприятий, которые находятся на неподконтрольной и на подконтрольной территории, к бизнесу которых ни Захарченко, ни Плотницкий не имеют отношения.

Сергей Стуканов: Какие цели могут преследовать в таком случае?

Наталья Веселова: Думаю, об этом необходимо спросить у организаторов. Думаю, мнением людей, которые приехали туда искренне, воодушевившись идеей, манипулируют.

Сергей Стуканов: Среди них есть и народные депутаты Владимир Парасюк, и ваш коллега по фракции Семен Семенченко. Отправиться туда его персональная идея или это как-то связано с Самопомощью?

Наталья Веселова: Честно говоря, я не могу ответить на этот вопрос. Со мной это не обсуждали. Во фракции знают, что у меня отличное мнение по Донбассу.

Сергей Стуканов: Как фракция относится к блокаде?

Наталья Веселова: Позитивно. Но у нас давно существует расхождение в том, что касается Донбасса. Сначала был конфликт, потом зародилась традиция «донбаських сніданків», когда в пятницу по утрам на пленарной неделе мы собирались с фракцией и говорили только о Донбассе, пытались найти общее мнение. Но пока мы не достигли единого мнения, что делать с Донбассом и как выстраивать отношения.

Алена Бадюк: В чем изначально была разделена позиция?

Наталья Веселова: О том, что у меня отличное мнение, я заявила, когда фракция зарегистрировала законопроект «про тимчасово окуповані території». Основное, с чем я не согласна, — статья 5, где на оккупанта возлагается обязанность по выплате пенсий. Это манипуляция. Пенсия — это страховая выплата, которая выплачивается гражданам по предварительному договору между государством и человеком. Есть решение ЕСПЧ, где говорится, что пенсия — имущество человека. Если государство не выплачивает пенсию, оно лишает человека его имущества. Будут суды, которые люди будут выигрывать. Украина из бюджета будет выплачивать не только задолженность по пенсиям, но и компенсацию от 5000 евро и выше.

Сергей Стуканов: Один из организаторов блокады Анатолий Виногродский в ответ на слухи о том, что может быть разгон блокадников, заявил: «Мы готовы развернуть партизанское движение на территории оккупированных и неоккупированных частей Украины». Речь идет о партизанщине против кого?

Наталья Веселова: Мне сложно комментировать. Я тоже не очень понимаю, о чем речь. У нас и ранее существовали такие партизанские отряды — мы помним суды по «Равликам». Ребята работали на неподконтрольной территории. Это дончане, которые прекрасно ориентировались на территории, выполняли задания СБУ, это было согласовано с полицией. Тем не менее, они уже даже получили условный срок.

Если будет развернуто партизанское движение, я не знаю, с кем это будет согласовано и будет ли это на пользу Украине. Любая личная инициатива, не согласованная со штабом, разведывательными органами, думаю, больше пойдет во вред Украине.

Это не первый случай, когда пытаются бороться с контрабандой. Сейчас идет манипуляция в том, что контрабандой называют перемещение грузов, которые получили разрешение у СБУ и ГФС. Тем не менее, мы прекрасно знаем, что на неподконтрольную территорию прекрасно поступают различные товары, посылки. И все они идут не железнодорожным транспортом, а автомобильным. Почему-то участников блокады не интересует эта контрабанда, которая идет по тропам и грунтовым дорогам.

Сергей Стуканов: Возможно, это связанно с тем, что человек персонально заказывает что-то себе, но не идет речь о государственном уровне?

Наталья Веселова: Это манипуляция общественным мнением. Говорится о том, что мы торгуем с оккупантами. Оккупант у нас РФ? Но почему-то не блокируют перемещение грузов с РФ, блокируют перемещение грузов с неподконтрольной территории Украины. Оккупант находится у нас на Донбассе или это РФ? Если РФ, давайте применять более жесткие санкции к России.

Есть сведенные мобильны группы, в которые входят ГФС, СБУ, погранслужба, они контролируют перемещение грузов и перемещение граждан. По спискам на неподконтрольную территорию может перемещаться только сырье на предприятия, а назад — уголь для наших теплоэлектростанций и продукция, которая вырабатывается на тех предприятиях, которые находятся на неподконтрольной территории.

Если мы прекращаем работу заводов, которые там работают, платят налоги в украинский бюджет, мы недополучаем средства, а люди остаются без работы. И перед ними выбор: пополнять ряды ополчения, ехать в РФ и устраиваться на предприятия либо ехать на подконтрольную территорию Украины. И неизвестно, что они выберут.

Сергей Стуканов: Какая ваша позиция?

Наталья Веселова: Мы должны заручаться поддержкой населения, которое проживает на неподконтрольной территории. Если мы выбрасываем людей на улицу, мы должны предложить им альтернативу. Мы должны сказать: «Дорогие граждане Украины, проживающие на неподконтрольной территории, мы закрываем шахту, завод, но предлагаем вам на подконтрольной территории рабочие места, временное жилье».

А у нас нет таких программ. Отрубить и все, оставить людей наедине со своими проблемами — так неправильно. Государство должно предоставлять людям возможность выехать сюда, получить здесь работу, какой-то соцпакет. Хотя бы временно.

Сергей Стуканов: Сегодня есть заявление от луганской прокуратуры о том, что все это незаконно и люди могут получить до трех лет. И Георгий Тука, замминистра по вопросам оккупированных территорий, тоже говорил, что это нецелесообразно и незаконно. Вы говорите, что люди воодушевились идеей и поехали туда. Но есть депутаты, которые оснащены депутатской неприкосновенностью. Они попозируют и поедут, а люди действительно могут получить сроки?

Наталья Веселова: Да. Если прокуратура доведет это дело до конца, пострадают рядовые участники блокады. Например, в селе Горском есть обстрелы с неподконтрольной стороны, хотя раньше снаряды не долетали. Местное население связывает это с блокадой. Пока никто не пострадал. Я не знаю, что будет дальше. В любом случае, ответственность на тех, кто устраивает блокаду.

Алена Бадюк: На своей странице в Фейсбуке вы 25 января описывали ситуацию по поводу ТЭС в городе Счастье, что был заблокирован поезд, который вез уголь с неподконтрольной территории на Луганскую ТЭС. Эта ситуация разрешилась?

Наталья Веселова: Как выяснилось, там пустые вагоны, угля нет. Я говорила, если перекрывается линия, есть два варианта развития событий. Либо Луганская ТЭС увеличивает объем закупок в РФ, тогда уголь закупается по более высоким ценам, поднимаются тарифы на электроэнергию, либо второй вариант: если уголь никто не будет закупать, через 20 дней Северодонецк, Лисичанск, Рубежное, Счастье и другие крупные города Луганской области остаются без электроэнергии.

Но угля не было. А участники блокады говорят, что будут перекрывать железную дорогу еще в двух направлениях.

Сергей Стуканов: Олеся Цыбулько, советник министра по вопросам временно оккупированных территорий, написала в фейсбуке об упомянутом Анатолии Виногродском, якобы Семен Семенченко пророчит ему должность главы СБУ, поэтому Виногродский и пиарится. Что вы знаете об этом человеке?

Наталья Веселова: Мы понимаем, что глава СБУ — это политическая должность. На эту должность будут назначать людей, которые будут устраивать коалицию. Самопомощь в коалицию не входит, вряд ли будут рассматриваться какие-то делегаты от Самопомощи.

Анатолий Виногродский был комбатом батальона НГУ «Донбасс», который располагался в Мариуполе. Потом он уволился. Сейчас там другой комбат — полковник Кольцов. Лучше почитать, что говорят об Анатолии Виногродском бойцы, они комментировали этот пост Олеси Цыбулько.

Сергей Стуканов: Как по-вашему будет развиваться ситуация на линии разграничения?

Наталья Веселова: Мне сложно прогнозировать. Если блокада не прекратится, это приведет к энергетическому коллапсу. Через Светланово идет уголь на Славянскую ТЭС, Черкасскую ТЭЦ. Придется как-то решать эти проблемы.

Дальше возникнет коллапс на металлургических предприятиях. Через то же Светланово идет продукция с Алчевского меткомбината на заводы в Днепропетровской области.

Если эти проблемы не будут решены, их либо будут решать правоохранительные органы, либо в обществе будет сформировано совершенно другое мнение об этой блокаде.

Блокада не решает проблемы контрабанды.

Алена Бадюк: Пару дней назад вы вернулись с поездки по Донбассу. Сколько дней вы там были, в каких городах и с какой целью была организована поездка?

Наталья Веселова: Была четыре дня. Одна из целей — побывать в Новолуганском. Во-первых, мы знаем, какие там были события, а во-вторых, Новолуганское перестало быть «серой зоной». Я считаю, я приложила к этому максимум усилий. Я была в Новолуганском еще в ноябре, когда это была «серая зона», эта территория считалась украинской, но там не было ни одного украинского военного. Были проблемы с перемещением гражданского населения через блокпост, который находился за несколько километров до населенного пункта. Я приложила все усилия, чтобы устранить эти проблемы. В декабре в Новолуганск зашел батальон «Донбасс-Украина» — 46 батальон ВСУ, занял позиции. После этого там появилась Национальная полиция Украины, возобновили работу и получили доступ до населенного пункта государственные органы. Уже нет таких проблем с перемещением гражданского населения.

Кроме Новолуганского была в Майорске. Меня интересовала работа новосозданной ВГА Майорска, которая должна решать проблемы таких населенных пунктов, как Зайцево и Майорск, которые недавно присоединили к Артемовскому району. В этих населенных пунктах есть большие проблемы с поставками воды, нет газа и света. Меня интересовало, каким образом и в какие сроки новосозданная ВГА собирается решать эти проблемы. Мне показали столбы для электролиний, которые будут вести электроэнергию в Зайцево (у Майорска на данный момент нет таких проблем). Сроки не радуют. Сейчас люди прячутся от обстрелов в подвалы, и им нечем обогреваться. На все Зайцево три генератора, которые заряжают мобильные телефоны, а людям в подвалах нечем обогреваться.

Была в Авдеевке, там свои проблемы. Депутаты, проголосовав за изменения в бюджетный кодекс, обрекли на убытки городские и сельские советы прифронтовых зон. Теперь эти советы должны возместить земельный налог предприятиям, которые находятся на их территории.

Алена Бадюк: С какими вызовами сталкиваются жители прифронтовых территорий?

Наталья Веселова: Больше всего проблем — жилье и работа. Это основные проблемы на Донбассе и у переселенцев на остальной территории Украины. Я думаю, это приоритет должно поставить перед собой правительство, когда пытается решить проблемы переселенцев или Донбасса.

Ко мне обращаются многие переселенцы с просьбой решить жилищные проблемы. Просят не бесплатное жилье — многие уже объединились в кооперативы, выкупили землю, некоторым землю под застройку предлагают горсоветы. Но нет средств на строительство.

Я общалась с Минрегионом, интересовалась, заложены ли в бюджете средства на строительство либо на льготное кредитование на строительство. Таких средств нет. Минрегион является распорядителем средств «Надзвичайної програми по відновленню України». Это кредитная программа Европейского инвестиционного банка, которая составляет 200 миллионов евро. Если пустить эти деньги в нужное русло, они бы очень помогли в насущных проблемах.

Но эти деньги предназначены для восстановления инфраструктуры. Они могут использоваться для восстановления школ, коммунальных предприятий. А все это уже восстановлено волонтерами, благотворительными организациями. Поэтому таких проектов нет, а деньги два года не используются.

Я веду переговоры с Минрегионом, чтобы они выступили инициаторами (возможно, с Кабмином) переговоров с Европейским инвестиционным банком об изменении целевого назначения этой кредитной программы, чтобы пустить деньги на строительство социального жилья либо часть денег — на льготные кредитные программы для ВПЛ

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.