Дела по наследству и имуществу на Донбассе нужно решать у нотариусов

30 января 2016 - 18:46 1738
Facebook Twitter Google+
Обсуждаем оформление сделок по продаже недвижимости в неподконтрольных районах Донбасса

В студии работают журналисты «Громадського радио» Ольга Веснянка и Олег Билецкий.

Олег Билецкий: Тревожная новость пришла к нам из Луганска. Об этом сообщает сепаратистский сайт «Исток». В «ЛНР» придумали «законный способ» контроля за квартирами. Так называемое Министерство юстиции «ЛНР» издает постановление о том, что необходимо сделать сверку данных о правах на недвижимость в оккупированных территориях Луганщины. Проще говоря, так называемое Министерство обращается к жителям «республики» с просьбой предоставить всем документы на свое недвижимое имущество в территориальные органы министерства. 

Даниил Курдельчук: На сегодня никто не признает легитимность той власти, которая руководит на неподконтрольных территориях. Я каждый день получаю разные обращения, которые связаны или с отчуждением имущества, или с наследованием. Люди умирают, у них есть собственность, и эта собственность должна передаваться их родственникам, то есть ее нужно оформлять, прежде чем отчуждать. У меня есть примеры, когда уже новые собственники, живя за границей, сталкиваются с проблемами оформления наследства. По нашей европейской системе права, собственниками люди становятся уже на следующий день после смерти родственника, хотя оформить наследство могут только через 6 месяцев. 

Люди, желающие вступить в наследство, попадают в тупиковую ситуацию, и это касается не только Донбасса, но и Крыма. Но все же, мы считаем, что на этих территориях действует украинское законодательство, а значит, люди должны обращаться в любую нотариальную контору в том городе, где действует украинская власть. 

Ольга Веснянка: Могут белорусы обратиться в Чернигове?
 

Даниил Курдельчук: Я советую обращаться в Киеве. Есть практика, сложившаяся на протяжении многих десятилетий — установленная международная практика. Если какие-то действия выполняются за границей в отношении статуса гражданина или имущества, то определяли, что компетентным органом будет именно киевский. Так было еще во времена СССР. Когда возникает какой-то вопрос, то не всегда районные органы могут правильно что-то решить, а здесь рядом Министерство юстиции. 

У нас принято очень много законодательных актов, в связи с проведением АТО, которыми можно пользоваться, но обычные люди о них не знают. 

Есть у меня пример, когда украинка стала вдовой. Ее муж — британец, и жили они в Крыму. На полуострове она подала заявление легитимной украинской власти 27 декабря 2013 года, но после 20 февраля ситуация политическая изменилась, поэтому нотариус выдал ее свидетельства о праве на наследство на бланках Российской Федерации. У мужа украинки была часть активов в Великобритании, и в связи с санкциями против Российской Федерации, Великобритания не признает российские документы. Хотя у девушки регистрация украинская, и она — гражданка Украины. И я ей посоветовал подать в реестре заявление. В этом случае, мое мнение, не чиновников, если я руководствуюсь принципом верховенства права, то нужно этому человеку помочь и в инструкции прописать, чтобы здесь, в Киеве, выдать свидетельство о наследстве по форме для действия за границей. 

Ольга Веснянка: Это возможно? 

Даниил Курдельчук: В данной ситуации чиновники отправили девушку в суд. У нас часто депутаты решают так все проблемы — отправляют в суд. Хотя ведь при Минюсте есть рабочие группы, которые занимаются такими вопросами. Я помню, что очень удивился, когда случайно увидел один документ. Вносится проект закона, по которому человек имеет право обратиться с установлением факта рождения или смерти в суде. И нужно это сделать в течение 24 часов. Как можно установить факт смерти человека на неподконтрольной территории за сутки в киевском суде?

Олег Билецкий: Получается, на неподконтрольной территории будут совершаться какие-то сделки незаконные, люди будут платить деньги, а потом приезжать на территорию Украины, и тут уже можно писать все, что угодно. Какие пути решения этой проблемы? 

Даниил Курдельчук: Людей не направлять в суд, а решать это в рамках административных органов, нотариальных действий. Сейчас нотариус по новому закону стал государственным регистратором. Очень смелый шаг. 

Ольга Веснянка: Нотариусу надо платить. Или есть какие-то бесплатные услуги? 

Даниил Курдельчук: Должны быть какие-то определенные льготы для людей. Но на данный момент, это не такие большие суммы, которые нужно платить за эти вещи. Это порядка нескольких сотен гривен, если человек совершает какое-то действие. 

Ольга Веснянка: Если этот вопрос рассматривать в суде, то сколько будет стоить? 

Даниил Курдельчук: В суде еще дороже. Для того, чтобы подать заявление, это в пределах около 300 гривен. И кроме всего, это морока. Плюс еще нужно адвоката нанимать. Есть бесплатная правовая помощь, к таким людям тоже нужно обращаться. Там достаточно возможности для того, чтобы люди получили помощь. Особенно если речь идет о переселенцах. 

Ольга Веснянка: Также обращу внимание, что можно получить консультацию и в интернете от адвокатов, которые работают по тематике бесплатной правовой помощи на сайте «Правовий простір» круглосуточно. Какой документ позволит перенести эти вопросы из судов в нотариальные конторы? Что это должно быть — закон или решение Минюста? 

Даниил Курдельчук: Правительство и Министерство Юстиции могут закрыть этот вопрос. Мы уже подготовили несколько документов, направляем их, стараемся на круглых столах объяснить, почему мы это делаем. Ведь эти вопросы касаются не только людей, которые на Донбассе. Здесь тоже проблем достаточно. Самое важное будет, если люди, обращаясь, излагают все обстоятельства. И это очень важно. Когда человек пишет, и по-своему трактуют, не предоставляя документы, то получаешь одно. А когда видишь документы, то понимаешь, что человек неправильно оценил всю ситуацию. 

К примеру, те же наследства, которые там открываются. В середине 2014 года документы, которые выданы на неподконтрольной территории, признаются недействительными. Приходит ко мне человек с украинским свидетельством, украинской печатью, но после середины 2014 года, и все — эти документы недействительны. Как тогда поступить человеку? Чиновники требуют медицинские справки в таком случае. Человек дает справку, а там печать «ЛНР»/«ДНР». И такие справки в Украине нотариусы не смогут принять. И тут все та же фраза — «Идите в суд». А что суд будет делать? 

Я считаю, что государство все эти моменты не дорабатывает, и оно должно обязать всех чиновников оценивать все документы. 

Ольга Веснянка: Видите ли вы понимание во встречах с Минюстом, что необходимо решать иначе эти вопросы и прислушиваться к мнению конкретно юристов, которые работают с такого рода делами? 

Даниил Курдельчук: В последнее время там появились чиновники, с которыми у нас есть взаимопонимание. И мне кажется, что лед тронулся. Тем более, что мы сейчас настаиваем на том, чтобы восстановить работу научно-методического совета. А так же мы считаем, что есть нотариальная палата, которая там погрязла в войне, и Минюст должен к этому отнестись иначе. И есть Академия нотариата у нас, которая тоже спит. Если мы соединим свои усилия, уверен, все получится. Не может, чтобы такие же, как и мы юристы, сидя в Минюсте, не согласились на наши изменения.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.