«Дело 26 февраля» — механизм запугивания крымских татар, — Бариев

30 декабря 2015 - 18:13 145
Facebook Twitter Google+
С представителем Меджлиса крымскотатарского народа Эскендером Бариевым обсуждаем дело о столкновениях под Верховной Радой Крыма 26 февраля 2014 года

26 февраля 2014 года перед зданием Верховной Рады АРК в Симферополе собрались пророссийские и проукраинские протестующие. В ходе митинга были столкновения между противположными лагерями. Погибли два человека. По делу о массовых беспорядках перед зданием ВР АРК так называемая «прокуратура Республики Крым» предъявила обвинения шестерым крымскотатарским активистам. Первое заседание по делу прошло 28 декабря этого года в оккупационном «Верховном Суде Республики Крым» в Симферополе. 

Эскендер Бариев: Вообще это дело должна расследовать Генеральная прокуратура Украины. Потому что, даже если следовать российскому законодательству, аннексия Крыма была проведена после «референдума», а на тот момент эту территорию официально контролировала Украина.Но, к сожалению, нет действий со стороны украинской прокуратуры. Должна была завести по этому факту дело Генеральная прокуратура Украины.

«Дело 26 февраля», как выразился председатель Медлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, — это судилище над крымскими татарами. Потому что это один из способов давления на весь крымскотатарский народ, на всех проукраинских граждан, находящихся на оккупированной территории. Механизм запугивания, механизм репрессий.

Открытие так называемого «уголовного дела 26 февраля» способствовало тому, что начали проводить массовые обыски, массовые допросы, забирали людей. Кого-то отпускали после допросов, кого-то выпускали под поручительство. А шесть активистов находятся в СИЗО. Ахтему Чийгозу, заместителю председателя Междлиса крымскотатарского народа, грозит до 15 лет лишения свободы.

Ирина Ромалийская: Сейчас есть уже два приговора по делам о событиях 26 февраля…

Эскендер Бариев: Да, Эскендеру Набиеву дали два года условно. Таляту Юнусову дали три с половиной года условно.

Ирина Ромалийская: Вы опасаетесь реальных сроков?


Эскендер Бариев: Да, поскольку это показательные действия оккупационной власти, чтобы запугать остальное население.

Андрей Куликов: Почему все шестеро обвиняемых — это крымские татары? Ведь были и украинцы, и русские, которые протестовали против тогда еще попыток захвата Крыма?

Эскендер Бариев: Оккупационные власти пытались по-разному привлечь на свою сторону крымских татар. Сначала были переговоры, был указ президента РФ о так называемой «реабилитации», но этот сценарий не сработал. Следующий сценарий был — это создание органов, альтернативных Меджлису: организаций «Крым», «Крымское единство». Этот сценарий не прошел. Когда не получилось пряником, решили действовать кнутом.

Одним из первых арестованных по делу был Ахтем Чийгоз, далее стали арестовывать активистов, проводить обыски. Это один из способов для того, чтобы дискредитировать Меджлис, показать, что Меджлис несет угрозу обществу. Мы ожидаем, что будет дальнейшее давление на крымских татар.

Андрей Куликов: Все-таки, двое людей погибли 26 февраля 2014 года. Какова Ваша версия, почему это произошло, кто должен нести за это ответственность?

Эскендер Бариев: Мы знаем, что в организации митинга принимали участие не только проукраинские активисты, но и пророссийские. Я сам был там, и мы в том числе с Ахтемом Чийгозом пытались не допустить каких-либо прямых столкновений. На этом митинге больше шла речь о том, кто кого вытеснит. И были незначительные стычки, которые мы пытались нейтрализовать. Я в частности пытался выводить из толпы людей в нетрезвом состоянии, больше с «российской» стороны, для того, чтобы просто их не побили.

Но, представляете: когда многотысячная масса, происходит давление друг на друга. Я до сих помню то ощущение, когда сдавливалась грудная клетка и не хватало воздуха. Наверное, в этот процесс как раз попали два человека, им стало плохо. Это был молодой человек и женщина, не крымские татары.Там были бетонные клумбы. И была ситуация, когда из-за давления упирались об эти клумбы и падали люди. Я думаю, это результат как раз этого столкновения.

Ирина Ромалийская: Супруг погибшей Ирины Корневой в ходе первого заседания заявил, что он не винит в её смерти крымских татар, передаёт издание «15 минут». Владимир, муж погибшей, рассказывает, что в поддержку «Русскому единству» привезли на двух автобусах людей сомнительной внешности. Именно кто-то из них убил его жену, уверен Владимир.

Эскендер Бариев: Я подтверждаю написанное там. Действительно, были автобусы, они приехали со стороны Севастополя. Там были люди сомнительной внешности. У них было огнестрельное оружие, они стреляли в воздух, но это не испугало наших активистов. К тому же, в соседних церквях находились вооруженные люди.

Ирина Ромалийская: В каких условиях содержатся обвиняемые?

Эскендер Бариев: Мы не владеем информацией, что в данный момент к ним применялись пытки.

Андрей Куликов: Было ли заседание открытым?

Эскендер Бариев: У нас работает сеть из членов Меджлиса разных уровней, комитета по защите прав крымскотатарского народа, они пытаются находиться на процессе.

28 декабря зал уже был заполнен «титушками», активистов не пускали в зал. Но они сориентировались, снимали и фотографировали возле суда, внутри суда, и под давлением общественности родственникам обвиняемых удалось попасть в зал.

Андрей Куликов: Я знаю, что среди российских правозащитников есть люди, которые работают под контролю над происходящим в Крыму. Есть ли сотрудничество с ними?

Эскендер Бариев: Да, это сотрудничество есть. Мы постоянно контактируем с ними, в том числе с «Крымской правозащитной группой». В ней участвует Андрей Юров, член совета по правам человека при президенте России.
Кстати, если вы считаете необходимым поддержать наших политзаключенных в Крыму, можете писать нам по адресу Киев, улица Седовцев 22/14, это представительство Меджлиса. Эти письма мы попытаемся донести как минимум до родственников, а как максимум — до самих политзаключенных. Чем больше мы будем писать, тем больше у людей будет сил.

Ирина Ромалийская: На днях в Каланчаке Херсонской области (на админграницы с Крымом) прошла акция протеста против блокады Крыма. Участники акции рассказывали, что люди в камуфляже, которые ассоциируют себя с блокадой Крыма, оказывают давление на местных жителей.

Эскендер Бариев: Существуют единственные случаи… Бывает, что проверяют машины активисты. Бывает, что люди люди, находясь в такой мороз, на холоде, в степи, не сдерживают себя и могут грубо отнестись к проезжающим. Но с нашей стороны зафиксировано: еще в октябре, когда пытались провести митинг на Чонгаре, это были действия диверсантов пророссийских.

Андрей Куликов: В последнее время слышны призывы к созданию автономии крымскотатарской на территории Херсонской области. Что Вы об этом думаете?

Эскендер Бариев: Я был инициатором создания территории администрирования Автономной Республики Крым, то есть представительного украинского органа. Это было актуально до 14 счентября 2014 года, когда оккупационная власть провела там выборы. Мы бы могли привезти десятки тысяч людей из Крыма, избрать крымский парламент, потому что прежний был распущен Верховной Радой. К сожалению, украинские политики нас не поняли.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.