Дело директора Библиотеки украинской литературы в Москве продолжается с 2010-го

23 апреля 2016 - 18:52 53
Facebook Twitter Google+
С 2010-го года в Библиотеке украинской литературы в Москве проходили обыски. Изымали «русофобскую» литературу. Сейчас обвинение стало более серьезным. Директора обвиняют в растрате средств на адвоката

28 октября прошлого года уже не в первый раз в здании Библиотеки украинской литературы в Москве прошли обыски: изъяли газеты, журналы, несколько книг. Следственный комитет России завел на директора библиотеки Наталью Шарину уголовное дело. Потом обвинение сняли. Но потом завели еще одно. В этот раз, обвинив ее в растрате. Растратой посчитали оплату на услуги адвоката. Говорим с адвокатом Натальи Шариной Иваном Павловым.

Алена Бадюк: Насколько серьезными могут быть последствия подобных обвинений?

Иван Павлов: Последствием любого обвинения может быть обвинительный приговор. Сейчас ее обвиняют в растрате в том числе (кроме обвинения в экстремизме). Это ч.4, ст.160 УК России. Она предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до десяти лет. Обвинение стало более серьезным. У меня есть свой ответ на вопрос, посему это произошло сейчас.

Обвинение стало более серьезным. У меня есть свой ответ на вопрос, посему это произошло сейчас.

28-го апреля заканчивается предельный шестимесячный содержания Шариной под домашним арестом. Ст.282 (экстремизм) относится к категории средней тяжести. Предельный срок содержания под домашним арестом, как и содержание под стражей, по ней 6 месяцев. Чтобы продлить срок, следствию надо было предъявить ей обвинение в тяжком или особо тяжком преступлении. Такое обвинение появилось 5-го апреля, когда ее предъявили обвинение в растрате, которое относится к категории тяжких преступлений.

Алена Бадюк: В 2012-м и в 2013-м Наталье предъявляли иные обвинения, но дело было закрыто в связи с отсутствием состава преступления. Расскажите о деле, которое тогда было.

Иван Павлов: В 2010-м году были проведены обыски. Было возбуждено уголовное дело по ст.282. В июне 2011-го года Наталье Шариной предъявили обвинение. Потом его сняли. Все меры пресечения отменили. Ей было разъяснено право на реабилитацию, ей принесли официальные извинения.

Потом постановление о снятии обвинений отменялось, выносили новое постановление. В 2013-м году окончательно все обвинения сняли по первому делу (за отсутствием состава преступления).

Сейчас ее обвиняют в том, что действия адвоката тогда и оплата его услуг была растратой. Ее обвиняют в том, что она заплатила из библиотечных средств адвокату. В этом и заключалась растрата.

Алена Бадюк: Зачем сейчас следствию осуществлять подобное давление?

Иван Павлов: Наши следователи не склонны признавать ошибки. Они продолжают гнуть линию, защищая этим честь мундира.

Татьяна Курманова: Если говорить о растрате, что именно вменяется?

Иван Павлов: Обвинения совершенно циничные. В 2010-м, когда были обыски в библиотеке, Наталья и ее руководство было заинтересовано, чтобы был адвокат, который участвовал бы в этих мероприятиях, разъяснял права руководству. Между адвокатом и библиотекой был заключен договор. Он защищал интересы библиотеки.

Сейчас ее обвиняют в том, что действия адвоката тогда и оплата его услуг была растратой. Ее обвиняют в том, что она заплатила из библиотечных средств адвокату. В этом и заключалась растрата.

Алена Бадюк: В ноябре прошлого года правозащитный центр «Мемориал» признал Наталью политзаключенной. Согласны ли вы с таким статусом подзащитной?

Иван Павлов: Я согласен с этим статусом, поскольку видно, что дело вышло из чисто правового поля и получило политический окрас. Все, что связано с Украиной, — связано с политикой.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.