Слушать

Деньги из бюджета на «развитие мира на Донбассе» хотят раздерибанить?

19 января 2017 - 23:37 315
Facebook Twitter Google+
Подробности публичного обсуждения Государственной целевой программы восстановления и развития мира в восточных регионах Украины

Представитель общественной организации «Объединение «Вітер надії»  Александр Стариков и руководитель Луганской правозащитной группы Наталия Целовальниченко рассказывают о проблемах переселенцев.

Валентина Троян: Не так давно на странице в Фейсбуке у Александра Старикова появилось объявление, что вы ищите контакты многодетных переселенцев. Для чего и с какой целью?

Наталия Целовальниченко: Это совместная инициатива нескольких организаций. У нас есть общественная платформа «Защиты прав пострадавших от вооруженного конфликта в Украине», Всеукраинская сеть лидеров переселенцев, а также очень много единомышленников, которые собрались вместе и начали думать, что делать в связи с тем, что не исполняется действующее законодательство о защите прав переселенцев. Прежде всего нас волнует проблема жилья. Но мы видим, что сейчас не создан социальный фонд не только для переселенцев, но и для местной общины.

Кроме того, мы столкнулись с тем, что, фактически, на переселенцев местная громада не выделяет средств и, в результате, получается такая ситуация, что объем средств не рассчитан на переселенцев, и возникает конкуренция в сфере представления тех же административных услуг, потому что люди есть, а денег на них нет.

Валентина Троян: А конкуренция между кем: между местными и переселенцами?

Наталия Целовальниченко: Получается, что так. Потому что на те же ресурсы, которые рассчитаны только на местные громады, фактически, претендуют и пользуются и те люди, которые приехали и проживают там уже 2,5 года, то есть, фактически, уже должны рассматриваться как члены местной громады.

Но когда местные власти формируют бюджет, они нарушают целевой метод формирования бюджетной программы. То есть, вместо того, чтобы формировать бюджет исходя из потребностей людей, обычно просто выделяют какое-то количество денег, естественно, не учитывая переселенцев. В результате, от этого страдают и сами переселенцы, и местная громада.    

Что касается вопросов жилого фонда: социального жилья нету, а программа компенсации жилья переселенцев не работает. Хотя в соответствии со статьями 9-ой и 11-ой закона Украины об обеспечении прав и свобод внутренне перемещенным лицам именно местные органы должны обеспечивать как минимум полгода бесплатное проживание переселенцев только с оплатой коммунальных услуг, а для многодетных семей эти сроки проживания должны продлеваться. То же самое касается пенсионеров и инвалидов.

Мы подняли вопрос в аспекте многодетных семей, потому что эта категория действительно очень уязвимая. Когда в семье 3-4 и больше детей, то, естественно, здесь необходимо делать все возможное для того, чтобы дополнительно защитить этих людей. Как выяснилось, они все платят за проживание на общих основаниях и даже не могут воспользоваться субсидией.

Валентина Троян: А почему?

Наталия Целовальниченко: Потому что здесь включается механизм, когда нужно предоставить документы, подтверждающие, что они легально там проживают или есть договор с собственником. Но собственники, как правило, не хотят заключать договоры. Если люди, которые проживают в коммунальном жилье, им немного проще, но и здесь люди сталкиваются с тем, что громады в лице органов местного управления и местных администраций отказываются подтверждать, что люди туда были направлены, а не живут там по собственной воле.

Валентина Троян: Уже есть люди, которые откликнулись на объявление Александра?

Наталия Целовальниченко: Да, к счастью, у нас есть активисты в Борисполе и Киеве, включилась Украинка, сейчас мы ищем активистов в Ирпене.

Звонков было достаточно много, особенно в Борисполе. Там реально есть уже 4 семьи, которые готовы отстаивать свои права.

Мы планировали инициировать судебные процессы против голов местных советов, потому что именно они ответственны за формирование бюджетной политики. Таким образом, мы хотели создать условия, для того чтобы началось сотрудничество между местной громадой, органами местного самоуправления и переселенцами, чтобы социальный запрос переселенцев был включен в формирование бюджета. Это пойдет на пользу и местной громаде, и переселенцам, потому что, в соответствии с бюджетным кодексом, должен соблюдаться целевой метод формирования бюджета.

Валентина Троян: Есть ли у вас план действий, как вы будете добиваться этого?

Наталия Целовальниченко: Да. Естественно, в начале мы проводим мониторинг, мы делаем запросы по каждому населенному пункту, чтобы выяснить, что нам ответят органы местной власти, чтобы они официально заявили свою позицию в этом вопросе. Дальше мы планируем подавать иски в суд и, естественно, приглашать все заинтересованные стороны к переговорам, потому что сам по себе судебный процесс — это просто способ привлечь должное внимание, дать понимание, что мы серьезно настроены и готовы бороться за права переселенцев.

Анастасия Багалика: В случае судебных исков, как будет происходить дело?

Наталия Целовальниченко: Есть еще одна причина, почему мы выбрали именно многодетные семьи. У нас планируется, что люди будут обращаться в суд по защите интересов детей. Это дает возможность привлекать сюда и другие заинтересованные стороны, в частности службу по делам детей. Также мы планируем обращаться к Уполномоченной Верховной Рады по правам человека, потому что эта проблема носит системный характер. Она характерна для всей Украины.

Также мы просим средства массовой информации поддержать эту инициативу, потому что, в принципе, здесь на примере переселенцев мы показываем, что у нас в государстве, начиная с местного уровня, не работает целевой метод формирования бюджета, потому что бюджет должен формироваться, исходя из человеческих потребностей в каждой громаде.

Кроме того, у нас есть специалисты, готовые учить местные громады, помогать и переселенцам, и местной власти подготовить эти бюджетные запросы в рамках глобального бюджетного запроса, для того чтобы выполнить требования бюджетного кодекса, и чтобы люди действительно получили тот результат, который требуется, а именно исполнения закона и защиту их прав.

Валентина Троян: Сегодня проходит публичное обсуждение государственной целевой программы «Восстановление и развития мира в восточных регионах Украины». Уже было много критики в ее адрес. Можете назвать основные моменты, которые больше всего возмутили переселенцев?

Наталия Целовальниченко: Очень много недовольства было связанно даже не столько с распределением финансов, хотя это тоже очень серьезный вопрос, а с тем, что люди просто не понимают, откуда взялись эти цифры, потребности и при чем здесь восстановление мира.

К примеру, семьи, которые пострадали от обстрелов в Мариуполе ничего не получили. Возмещение было анонсировано не один раз, но ничего не пришло. Все было скинуто на плечи местной громады.

И что же предлагает эта программа по Мариуполю? Предлагается организовать центр развития бизнеса, так называемый бизнес-хаб стоимостью 500 миллионов гривен. Может быть в довоенный период времени это было очень важно, но не сейчас. Дальше — создание информационного центра для информирования населения о состоянии окружающей природной среды в Мариуполе стоимостью 1 миллиард гривен. Зачем Мариуполю сейчас выделять такие колоссальные средства в условиях войны на эти цели, когда у них сейчас есть действительно потребности, связанные с восстановлением мира.

А, например, в городе Счастье запланировано строительство спортивной инфраструктуры — велосипедная дорожка.  

Это не программа по восстановлению мира, это программа по разбазариванию государственных и негосударственных средств.

Также наши активисты выясняли информацию по Донецкой и Луганской областях. И возникает вопрос, знают ли создатели программы, что вообще происходит на местах, какие там сейчас потребности. Проблема в том, что никто не проводил обсуждений на местах.  

О том, как обсуждается эта программа телефоном рассказывает Роман Омельченко, представитель Луганской правозащитной группы.

Роман Омельченко: Сейчас круглый стол с участием и при помощи главы и членов Общественного совета при Минсоцполитики Кабанченко и организации переселенцев уже закончился. Участники стола проявили конструктив, вычитали программу, внесли консультативные предложения и единодушно сошлись на том, что есть признаки антиконституционности этой программы, дискриминации по территориальному признаку и другие признаки нарушения прав человека и, конечно, есть признаки коррупционности этой программы. То есть она в чистом виде направлена на отмывание денег. Кроме того, нарушено постановление №996 о проведении общественных слушаний, поскольку они были объявлены 26 декабря, а прекращены будут завтра, 20 января, то есть на их проведение выделено меньше месяца. Это нонсенс, особенно при цене вопроса в 46 миллиардов гривен.   

Кроме того, нарушены рекомендации комиссии ООН, Евросоюза и Мирового банка.Также были нарушены принципы, провозглашенные самой концепцией и утверждены в программе президента.

Первоочередной проблемой переселенцев есть жилье, а там строятся велосипедные дорожки и проводятся конкурсы среди пенсионеров на сумму в 550 миллионов гривен.

Сейчас готовится соответствующее обращение заблокировать эту программу в том виде, в каком она есть. Оно будет направлено в Кабмин, Минсоцполитики, Мировой банк и во все остальные инстанции, до того момента, пока в нее не будут внесены соответствующие изменения.  

Анастасия Багалика: Наталья, вы говорите, что можно нарисовать на словах схему, куда пойдут деньги.

Наталия Целовальниченко: Эти все цифры, которые мы озвучили, по-большому счету, — лирика. Самое главное, что был нарушен целевой метод формирования этой программы. Такое впечатление, что эту программу взяли откуда-то из загашника, из тех, что были у них разработаны еще до войны. Она совершенно не соответствует целям государственной программы.

Валентина Троян: Если я правильно поняла, эта программа также предусматривает финансирование предприятий, которые находятся на неподконтрольной территории?

Наталия Целовальниченко: Да, речь идет об «Укрзализнице», насколько мне известно. То есть каким-то образом планируют оплачивать там заработную плату и восстанавливать ее работу. Также речь идет о предприятиях энергетического комплекса. Естественно, здесь нету прозрачности, по каким критериям отбирались эти предприятия.  

Анастасия Багалика: Кто ответственные люди за формирование этой программы?

Наталия Целовальниченко: Дело в том, что это программа была выложена на сайте Министерства по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц.

Валентина Троян: Как можно вас найти?

Наталия Целовальниченко: У нас есть группа в Фейсбуке «Громадська платформа захисту прав постраждалих», также можно найти сайт Луганской правозащитной группы и позвонить нам по указанных там телефонах. 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.