Депопуляция Луганска началась около 15 лет назад, — Валентин Гладких

20 декабря 2015 - 22:10 875
Facebook Twitter Google+
Политолог рассказал, почему переселенцы с Луганской области после окончания конфликта вряд ли вернутся домой

Валентина Троян: Как будет происходить процесс восстановления контроля Украиной границы с Россией? Ведь срок Минских договоренностей истекает.

Валентин Гладких: Как только Украина начнет контролировать границу с Россией, это будет концом для «ДНР» и «ЛНР»: вряд ли они смогут существовать самостоятельно без финансовых каналов с России. Они также теряют поддержку населения. Сейчас прошло достаточно времени, чтоб все поняли, что «ДНР» и «ЛНР» хуже, чем Украина. Лучшим показателем этого является количество внутренних переселенцев с тех территорий.

Но с другой стороны, поскольку Россия не заинтересована в том, чтобы оставить Украину в покое, я боюсь, что Украина не восстановит контроль над украинско-российской границей, несмотря на все обещания. Россия будет навязывать Украине принятие изменения в Конституцию, согласовывать их с представителями «ДНР» и «ЛНР». Есть целый круг вопросов, которые Россия будет навязывать Украине как условие передачи контроля над границей.

Алексей Бурлаков: А Украине не выгоден этот конфликт?

Валентин Гладких: На сегодняшний день в тех приграничных территориях люди зарабатывают на чужой крови. При этом не нужно думать, что обогащается премьер или президент. Может они и имеют свою долю с этого, я не знаю. Но основную часть доходов получают представители других структур и органов.

Но если мы мыслим категориями государственного интереса, то ни одной стране в мире не нужен внутренний конфликт. Когда у тебя под боком постоянно существует угроза полноценного военного конфликта, то ты должен тратить определенное количество ресурсов, чтобы обезопасить себя. Это оттягивает определенное количество ресурсов и кадров от проведения реформ.

Валентина Троян: Прошли местные выборы и переселенцы не голосовали, в связи с тем, что они должны голосовать, там где они зарегистрированы. Как вы, будучи родом со Стаханова, представляете себе свое возвращение туда?

Валентин Гладких: Свое возвращения туда я себе никак не представляю по объективным причинам. Я большую часть жизни живу здесь — это раз. И не представляю себе возвращения многих других людей. Они выехали с тех территорий и нашли свое место здесь. Они очень сомневаются в способности украинского государства защитить их право собственности или гражданские права после окончания конфликта.

Когда начались все эти нездоровые процессы, оказалось, что украинская армия и милиция, СБУ не способны защитить. Львиная часть людей туда вряд ли вернется. Туда вернутся люди от безысходности, если не найдут место.

Алексей Бурлаков: Где гарантия того, что они найдут поддержку на другой территории Украины?

Валентин Гладких: Уровни рисков, которые есть тут и там, не соизмеримы. Я понимаю, что и в Киеве можно стать жертвой насилия, но это совсем не то. Во-вторых, там инфраструктура и раньше была «не фонтан», а теперь после войны она еще больше разрушена. Донбасс без инвестиций, конверсии производства, полной перестройки инфраструктуры обречен стать тем, с чего он начинался — дикой степью. Поддерживать там инфраструктуру нынешнее производство не способно.

Депопуляция и деиндустриализация Луганской области начались не 2 года назад, она длится 15 лет или больше. Люди оттуда уезжают — движение людей с востока на запад будет продолжаться. Нам нужно принять это как факт.

Валентина Троян: Какая позиция местных жителей в Стаханове?

Валентин Гладких: Те люди, которые ждали украинскую армию — выехали оттуда. Остальная часть населения понимает, что лучше молчать, но это не значит, что они поддерживают тот режим, который там есть.

Алексей Бурлаков: Получится ли закончить войну в скором времени?

Валентин Гладких: Я считаю, что ее нельзя закончить быстро, но и не вижу и оправданности этого блиц-крига.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.