Слушать

Детство детей, переживших войну, будет ассоциироваться только с ней, — режиссер

12 декабря 2017 - 16:35
Facebook Twitter Google+
Главные герои фильма «Поміж» — трое школьников Саша, Маша и Кирилл
Детство детей, переживших войну, будет ассоциироваться только с ней, — режиссер / Программы на Громадському радио

Гости эфира — режиссер Юлия Кочетова-Набожняк и эксперт по правам человека, советница правозащитной организации Truth Hounds Александра Делеменчук.

Анастасия Багалика: Сегодня фильм «Поміж» будет показан первый раз 12 декабря в 19 часов в малом зале Дома кино. Как долго вы его снимали? Где?

Юлия Кочетова-Набожняк: Мы снимали фактически три месяца. Это было несколько поездок. Во время первой мы искали тех героев, часть из которых были знакомы с организацией, были жертвами военных преступлений, жертвами конфликта, часть попадала к нам в кадр и в нашу жизнь совершенно случайно и внезапно. В поиске героев мы были как в Донецкой, так и в Луганской области. Это была та же Марьинка, Красногоровка, Авдеевка, но мы остановились в Зайцево Донецкой области, которое сейчас разделено на несколько поселков с началом войны.

Анастасия Багалика: Сколько детей проживает на линии разграничения?

Александра Делеменчук: Наша организация, кроме фильма, который снимала Юлия, также подготовила отчет, который называется «Детям здесь не место», который описывает военные преступления и нарушения международного гуманитарного права, которые совершались по отношению к детям в Донецкой и Луганской областях. Согласно данным Министерства соцполитики на линии разграничения проживает до 8 тысяч детей, но ЮНИСЕФ эти данные оспаривает и называет совершенно другие цифры. Я не могу привести конкретные цифры на данный момент, но они считают, что это значительно больше, чем дает Минсоцполитики.

Анастасия Багалика: Сколько детей в вашем фильме? Расскажите о них.

Юлия Кочетова-Набожняк: У нас есть три главных персонажа. Это Саша, Маша и Кирилл. Все они — одна семья. Они фактически единственные дети школьного возраста в этом поселке. Вместе с другими детьми, которые живут в Зайцево ближе к линии конфликта, они в сентябре пошли в школу, каждое утро они проезжают автобусом блокпост, выезжают из своего достаточно закрытого мира. Это фильм-наблюдение. Когда война становится нормой, это неправильно, это страшно. Так не должно быть.

Анастасия Багалика: Как отпечатывается война на детстве?

Юлия Кочетова-Набожняк: Мне кажется, что это формат того, как новое поколение, которое сейчас живет в зоне конфликта, воспринимает категории языка, страха, жизни, смерти. Они были свидетелями, часто жертвами этого конфликта, продолжают быть ими. Дети не могут выбирать, где им находиться. Мне кажется, что главным отпечатком на детях, которые живет вблизи войны, является то, что война, военные действия воспринимаются как норма, как то, с чем будет теперь ассоциироваться детство.

Александра Делеменчук: Это имеет последствия. Дети, которые испытали травму, «замирают» или «замерзают». Это может иметь последствия касательно человеческой, профессиональной, творческой самореализации, наложить отпечаток на их отношения с людьми, способность доверять.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.