Детям 6-ти лет идти в школу слишком рано, — детский психолог

06 марта 2016 - 07:54 4815
Facebook Twitter Google+
Детский психолог Ирина Колесник критикует новую вступительную программу в школу и говорит об особенностях психологии раннего развития

Ведущие: Олег Билецкий и Алексей Бурлаков

С начала марта начался прием детей в 1 класс, и требования к ним усложнились: ребенок должен знать свою фамилию,  рассказать о родителях, о братьях, сестрах, уметь читать, должен знать, почему звонит в школе колокольчик, что такое твердое и  мягкое и т. д.

Олег Билецкий: Соотносятся ли эти вопросы с теми, кто идет в первый класс?

Ирина Колесник: Учитывая, что в первый класс идут шестилетки, то выглядит это очень странно. На самом деле ребенок 6 лет должен знать, как зовут маму, папу, свой адрес, страну, где живет, уметь считать до 10, может узнавать буквы.

Олег Билецкий: Когда я шел первый класс, не было проблем с тем, что дети не умеют читать, они ведь для этого и шли учиться.

Ирина Колесник: Да, получается, что школа оценивает, а не учит, а родители сами думают, где им учить своих детей к поступлению в школу. И родители пугаются, начинают детей готовить. Соответственно, мы имеем детей 4-5 лет, которых начинают учить. А ребенок в 4*-5 лет не может учиться в силу своих психофизиологических особенностей. Это вредно для его здоровья.

Ребенку нужна игра, которая является его работой, в игре он развивается.  В дошкольном возрасте ребенок должен много двигаться, научится владеть своим телом. Самокат, велосипед, прыжки, игра в мяч — вот то, что нужно.

Олег Билецкий: Подготовкой к школе  будут заниматься те же учителя, что и будут принимать впоследствии в школу. Не будет ли это новым витком коррупции?

Ирина Колесник: Это нельзя исключить, но проблема в другом.  Если мы начинаем учить ребенка очень рано, то желание учиться отпадет, и мы получим поколение, которое не хочет учиться.

Программа в школе усложняется, а дети идут в школу раньше. И ребенок не в состоянии ее усвоить. В итоге, он не спит, плачет, и не может успокоиться. Вообще детям в 6 лет нельзя идти в школу. А если идти, то только абсолютно здоровым, и они должны в школе спать, должны иметь возможность вертеться на уроках, и делать регулярную разминку.

Ребенок не должен быть нафарширован знаниями, он должен уметь ими оперировать.

Олег Билецкий: Это проблема системы или тех, кто функционирует в ней?

Ирина Колесник: Это проблема системы. Ведь то, что дети должны идти в школу раньше, а нагрузка увеличивается — это требования системы. Они аргументируют примером Запада. Да, во Франции дети идут в школу с 4-5 лет. Но это, по сути, не школа, а детский сад. Регулярное образование начинается с 8 лет.

Алексей Бурлаков: Подход в обучении нужно менять?

Ирина Колесник: Чтобы учить маленьких детей, нужно прикладывать много усилий. Сложно сделать так, чтобы детям было интересно. Но если этого достичь, обучение превращается в процесс. Школа учит на результат. А в начальной школе должен быть процесс.

Алексей Бурлаков: В детских лагерях примерно по такой системе и работают. Может школам стоит перенять эту практику?

Ирина Колесник: Дело в том, что в лагерях нет цели чему-то научить, там детки отдыхают, играют и развиваются, а по ходу развития образовываются.

 Алексей Бурлаков: Как реформировать систему малой кровью?

Ирина Колесник: Пусть дети идут в школу в 7 лет и не нужно ничего менять. Это зависит от дозревания нашей нервной системы. Между детьми 6-ти и 7-ми лет огромная разница. Один уже вырос, а второй еще нет.

Олег Билецкий: Как быть родителям в той ситуации, которая сложилась на данный момент?

Ирина Колесник: Нужно найти ту школу, которая не будет так много хотеть от ребенка. Такие завышенные требования предъявляют, как правило, школы со статусом. Школа должна быть проще. Ведь для малыша вы выбираете не школу, а учителя. Если родители хотят завышенного образования – это вопрос взрослой школы. Но не начальной. Он сначала должен вырасти.

Алексей Бурлаков: Вы разделили младшую и старшую школы. А влияет ли смена школ?

Ирина Колесник: Все зависит от того, как ребенок может адаптироваться. Есть дети, которых нельзя гонять туда-сюда до 15 лет. А есть дети, которые легко переносят кочевания из школы в школу.

Олег Билецкий: А как вы относитесь к переформировываниям классов по специализациям?

Ирина Колесник: У детей тогда все время подогревают конкуренцию, мальчишки постоянно выясняют, кто главный, и они этим только и будут заниматься. А специализация до 15 лет –  большой вопрос. До 15 лет мозг растет и развивается. Пока мозг не дозрел, ни о каких специализациях речь не идет. И сортировка на самых умных и не умных в этом возрасте – дискриминация. Специализация оправдана только в старшей школе, чтобы дети могли учить то, что им интересно.

Алексей Бурлаков: Как понять, какую специальность выбрать?

Ирина Колесник: Для того, чтобы ребенок выбрал специализацию и профессию на будущее,  у него должна быть возможность выбирать: ходить на разнообразные кружки, пробовать, ошибаться и снова пробовать. А вот когда на чем-то остановился и выбрал, уже другими предметами себя загружать не стоит.

Олег Билецкий: Насколько глобальна проблема, когда человек не понимает, чего хочет от жизни?

Ирина Колесник: Родители все время бояться, чтобы ребенок не совершил ошибку. Ему не дают совершать ошибки и встречаться с результатом. Это вопрос эмоциональной и  социальной зрелости. Если ребенку давать возможность выбирать – он к 18 годам вырастет взрослым, ответственным человеком, который знает, чего он хочет.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.