Слушать

Диверсия ли? Перспективы расследования трагедии в Балаклее

25 марта 2017 - 16:19 224
Facebook Twitter Google+
Что происходит в Балаклее и почему эти события рискуют остаться нерасследованными?

С журналисткой, координатором Медийной инициативы за права человека Ольгой Решетиловой говорим о том, были ли диверсией события в Балаклее.

Ирина Ромалийская: На сайте «Левый берег» был опубликован материал о том, что происходит на украинских складах.

Михаил Кукин: Исследование было озаглавлено фразой «Четвертая диверсия».

Ольга Решетилова: Это четвертый случай за время проведения АТО.

Михаил Кукин: Почему буквально в первые часы и военный прокурор Матиос, и министр обороны Полторак сразу сказали, что это диверсия. Можно ли поставить такой диагноз, не проведя расследования?

Ольга Решетилова: Очень много похожих на сватовскую трагедию ситуаций было в Балаклее. Параллели напрашиваются сами собой. В Сватово случилось так, что сразу выехала на место рабочая группа, которая опросила свидетелей. И сотрудники МВД, и гражданские лица говорили, что они видели что-то похожее на запуск сигнальных ракет в сторону складов. Из этого предварительно был сделан вывод, что это был теракт.

Ирина Ромалийская: Как и здесь. Матиос заявил, что якобы, по свидетельствам опрошенных, был беспилотный летательный объект.

Ольга Решетилова: Да, предварительная версия исходит из опрошенных свидетелей.

Михаил Кукин: Еще я слышал о том, что загорание случилось в нескольких местах. Это тоже свидетельство того, что это намеренная диверсия.

Ольга Решетилова: Диверсанты прекрасно знали, где самые уязвимые места, что может загореться. Насколько я знаю, в одном месте загорелись баки с топливом. Кроме Сватово, 26 декабря 2015 года была попытка поджечь склады в Балаклее, в феврале 2016 года загорелись склады в Запорожской области, этот случай квалифицирован по 113 статье (диверсия).

Михаил Кукин: Чем диверсия отличается от теракта?

Ольга Решетилова: Я задавала этот вопрос специалистам. Обстоятельства очень похожи, но есть разница в мотивах преступников. Теракт направлен на устрашение общественности и наибольшее количество жертв. Диверсия направлена на подрыв национальной обороноспособности.

Ирина Ромалийская: В международной практике теракт направлен на мирное население.

Ольга Решетилова: У меня есть большой вопрос к следственным органам по поводу расследования. Насколько я понимаю, системности в этих расследованиях нет, следственные органы не видят связи между этими случаями.

По Сватово были самые большие продвижения в следствии. Сначала было объявлено, что это теракт. Уже через неделю господин Матиос сделал очень громкое заявление о том, что причиной взрывов является халатность. Всех «собак» повесили на исполняющего обязанности начальника объединенных складов на тот момент. Его даже взяли под стражу на четыре месяца. Когда резонанс утих, Сватовский районный суд принял решение утвердить мировой договор между обвинением и майором Литвиненко.

Из моих источников мне известно, что после случая в Сватово около 80 офицеров Минобороны понесли дисциплинарные наказания.

Есть проблема в том, что склад действительно был размещен очень близко к населенному пункту. Сама организация работы склада была сделана очень грамотно. Основное количество боеприпасов полетели не в сторону жилых массивов, а в сторону поля.

Мы до сих пор не знаем, был ли теракт в Сватово. Статьи 113 и 258 — это подследственность СБУ. Все три случая, до Балаклеи, расследует почему-то военная прокуратура.

Ирина Ромалийская: 9 лет назад в Лозовой в Харьковской области две недели были взрывы на арсенале. Военный апелляционный суд Военно-морских сил Украины вынес решение. В служебной халатности обвинили двоих руководителей военной части. Их амнистировали. Дело закрыли. Командир военной части Алексей Поляков выдвинул версию о том, что это был поджег с целью скрыть хищения со складов.

Михаил Кукин: Здесь такое тоже возможно?

Ольга Решетилова: Мне тяжело представить, кто мог бы на такое пойти, хотя я ничего не исключаю. Мне неизвестны факты, которые могли бы подтвердить эту версию.

Хотя за последнее время случилось много странных совпадений. В Сватово около месяца назад нашли какой-то странный склад с неуправляемыми ракетами в гараже. Его нашла СБУ. Я пыталась выяснить, откуда взялись эти ракеты, но мне не удалось. Я даже не выяснила, какая группа СБУ занималась изъятием ракет.

Потом была диверсия в Запорожье. Недавно в Запорожье СБУ нашла захоронение оружия. Выяснилось, что это оружие 37-го батальона ВСУ.

Тогда я в переписке написала, что по такой логике следующий инцидент должен случиться в Балаклее.

Депутат облсовета, волонтер Таня Бедняк писала о том, что события в Балаклее — это «привет» следственным органам и судам, которые не пресекли с 2014 года деятельность организаторов «Харьковской народной республики». Некоторые харьковские активисты связывают этот теракт с деятельностью харьковских сепаратистов.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.