Для меня показатель: дети под конец смены начинают улыбаться, — И. Хрущева

06 ноября 2015 - 23:33 76
Facebook Twitter Google+
Программа «Строим мосты, а не стены» помогает адаптироваться детям-переселенцам из Донбасса

Социальный проект «Строим мосты, а не стены» — это общее пространство для детей-переселенцев и детей из принимающих общин. О том, как помогают волонтеры адаптироваться детям-переселенцам рассказывает Анна Ленчовская из организации київський освітній центр «Простір толерантності». Впечатлениями от посещения лагеря делится Ирина Хрущева, студентка первого курса КПИ и переселенка с Донбасса.

Ирина Славинская: Что за мосты вместо стен вы собираетесь строить?

Анна Линчовская: Проект мы проводим второй раз. У нас появилась идея создать общее пространство для детей-переселенцев и детей из принимающих общин. Это не правильно ограждать этих детей и развивать в них жертвенность.

Юрий Макаров: «Пространство» — это что?

Анна Линчовская: Это лагерь. Мы проводим его в Солнечной долине. Там красивая территория. Не ней много мест, где дети могут собираться. У нашей команды по два взрослых на 16 детей. Также у нас есть ведущие мастер-классов. Детям важно раскрыться внутренне.

Ирина Славинская: Ирина, на Вас футболка «Строим мосты, а не стены». Что было в лагере?

Юрий Макаров: Вы были в лагере в качестве кого?

Ирина Хрущева: Я была в роли ребенка. Типичный день в лагере — это подъем, завтрак, отрядные занятия, мастер-классы. Была еще классная штука такая, как «театр угнетенных». Там зритель может повлиять на ход действия на сцене.

Юрий Макаров: А вы вообще откуда?

Ирина Хрущева: Я из Луганска.

Юрий Макаров: Сколько длилось ваше пребывание в лагере?

Ирина Хрущева: Неделю.

Ирина Славинская: Чему успели научиться?

Ирина Хрущева: Танцы, психология, журналистика, единоборства. Были просто прогулки. Я ходила на мастер-классы о здоровье, училась снимать короткометражки.

Юрий Макаров: Многие переселенцы пребывают в угнетенном состоянии. Вы ощутили изменение в последствии  произошедшего?

Ирина Хрущева: Конечно! Моя семья разделилась, кто-то остался там, кто-то переехал со мной. Финансовый момент изменился. В лагере я нашла единомышленников, мы делились опытом.

Ирина Славинская: Интересно поговорить о детях из принимающих общин. Были дети в лагере?

Анна Линчовская: У нас было 38 детей из принимающих общин. Они объединяются вокруг музыки, любви, дружбы. Дети из Киева могут дети переселенцам — это походы в гости, знакомство с городом.

Ирина Славинская: Где есть точки конфликтов?

Анна Линчовская: Я могу сравнить с прошлым годом. В прошлом году у нас были дети, которые уехали сразу. Сейчас у нас были дети, которые видели обстрелы и взрывы. Кто-то может злиться, у кого-то закрывается. Один мальчик носил с собой все свои вещи, ходить с сумкой. Этот мальчик нашел для себя круг общения. Для меня показатель, что дети под конец начинают улыбаться.

Юрий Макаров: Ира, у вас появилось желание помогать организаторам?

Ирина Хрущева: Мне хотелось бы больше побыть в роли ребенка. Разница в возрасте между вожитыми и детьми не очень большая.

Ирина Славинская: О чем Анна советовала вам рассказать?

Ирина Хрущева: Я была на вечере молчания. Можно было пойти на вечер крика. Было много занятий медитацией, кино и печенье.

Юрий Макаров: Анна, как дальше будет развиваться проект?

Анна Линчовская: У нас есть «клуб толерантности» в Киеве. Мы собираемся в 5 корпусе «Могилянки». Это на Подоле, улица Волошская 8/5. Мы встречаемся каждую субботу с 5 до 8. Есть у нас группа на Facebook.

Юрий Макаров: Слово толерантность не отпугивает своей официальностью? Что оно означает?

Анна Линчовская: Это принятие разнообразие, активная позиция. В Украине появляется возможность быть разным.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.