Слушать

«Для немцев – это шок», — журналист о нападениях на женщин в Кельне

13 января 2016 - 08:50 280
Facebook Twitter Google+
Александр Голубов, журналист и политолог, живший и работавший в Германии, рассказывает о том, как нападения на женщин в Кельне, повлияют на настроения немецкого общества.

18.05aleksandr_golubov_0.jpg

Олександр Голубов /
Олександр Голубов

Александр Голубов: Я жил в Бонне, который находится недалеко от Кельна (30 минут езды). И через каждые вторые выходные я бывал в этом городе. Скажем так, о ситуации, которая там произошла, знаю не понаслышке.

По моему мнению, внимание и ужасы наших странных медиа, которые описывают все со стороны, драматизируют ситуацию. Да, для немцев — это действительно шок, то, что произошло. Но, поймите, в Германии всегда соблюдается порядок на улице, поэтому такое поведение считается из ряда вон выходящим. Хотя поведение нападавших в новогоднюю ночь можно квалифицировать как преступление, но это не было массовым изнасилованием.

Это, скорее, столкновение сытого и богатого общества с людьми, которые приехали искать убежище, но они не могут найти себе место, не понимают, кто они, что они. И этот факт приводит к агрессии. В принципе, такое состояние прогнозируемо. Трагедии никакой нет, это, конечно, ужасно, но по-другому быть не могло, когда культуры сталкиваются в некомфортной ситуации.

Само собой, это проблема, и немецкое общество будет делать выводы, что-то поменяется для беженцев, но, тем не менее, кричать, что Европа заканчивается, — рановато.

Татьяна Трощинская: А причина нападения?

Александр Голубов: Я как журналист не могу сказать, что стало причиной нападений. Очень мало достоверной информации, много домыслов и спекуляций на эту тему.

Это новая страница в Германии. Так как после Второй мировой войны и до этого момента на их улицах такого не происходило. Для них это новый уровень уличного насилия.

Среди тех задержанных, по которым уже есть информация, как оказалось, есть один гражданин США. Его сложно назвать беженцем, хотя действительно многие люди были из Алжира и Марокко.

Анастасия Багалика: Почему именно Кельн и почему женщины? Мы можем сказать, что это культурный аспект неуважения к женщинам?

Александр Голубов: Опять же повторюсь, что мало официальной информации. Поэтому сейчас все напоминает версии и догадки.

Скорее всего, эти люди были беженцами, и все говорит о том, что эти атаки были, может, не скоординированы, но все же договоренности были. Иначе как могли приехать в центр, притом одновременно. Или это было скоординировано социальными сетями, или люди живут под одной крышей, к примеру, в убежище для беженцев. Но это все версии, а не факт.

Почему это произошло? Опять же представьте себе, что вы — беженец, который уже столько бегает по немецким службам и никак не может подать заявку на статус беженца. Вас селят в убежище, а чаще всего это ангар, спортзал или бывшая заброшенная школа. Когда вас таких много, статуса и определенности нет, это все скапливается и пытается найти выход. Я думаю, что эти массовые акции стали следствием того, что огромное количество мужчин, которые не знают, чем им заняться, находятся в одном месте. Это рано или поздно приведет к таким дурацким выходкам.

Можно, конечно, эту ситуацию подвязать к культурному или религиозному вопросу, но, поверьте, достаточно раскованно одетая барышня где-нибудь может спокойно пройтись по улице Марокко, и никто на нее не нападет. Это, скорее, связано не только с культурой и религией, а скорее с условием, где люди живут, и тем недовольством, которое у них скопилось.

Можно и отметить вину немецких властей, которые стимулировали, чтобы беженцы ехали именно в Германию. А теперь они сами не знают, что делать с таким количеством людей, как их устроить, чтобы они были безопасны для немецкого общества.

Но искать здесь религиозных подвохов, что это ислам не позволяет им уважать белых христианских женщин, я бы не стал.

Татьяна Трощинская: После этих событий немцы стали предъявлять претензии к работе полицейских.

Александр Голубов: Немцы очень интересная нация. Они очень самокритичны и склонны к самоанализу. Условно говоря, винить себя, свою власть даже в тех вопросах, где люди сами не очень виноваты, немцы очень склонны. И это очень отлично проявилось после ситуации в Кельне. Несмотря на то, что они очень возмущены поведением нападающих, они не меньше обсуждают поведение полицейских, которые не смогли осуществить порядок, и не приняли мер, чтобы такого избежать.

И доля вины полицейских все же есть. Можно было предсказать такие события, получить информацию, что готовится такая акция. Это тоже часть их работы. Но нельзя ожидать от страны, которая никогда с таким не сталкивалась, быстрой реакции и правильного поведения.

Думаю, что после этого случая, полиция будет работать активнее. Уже сейчас стало больше людей дежурить по городу. Если раньше проверять документы у людей восточной внешности было не принято (даже не по инструкции, а на уровне предрассудков), то сейчас это делается смело, и такие проверки стали обыденностью.

Поэтому я уверен, что немцы в скором времени смогут решить эту проблему. И ни о какой деградации или распаде Европы речи не идет.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.