Добро должно быть не только с кулаками, но и с мозгами, — Музыка

18 апреля 2016 - 07:45 309
Facebook Twitter Google+
О том, как на войне рождается прекрсная поэзия, поговорим с офицером ВСУ, поэтом на фронте, Максимом Музыкой

Михаил Кукин: Как долго вы были в зоне АТО?

Максим Музыка: В 2014 году я был там как волонтер и доброволец, в 2015 году был мобилизован, и последние 14 месяцев отслужил как офицер, командир группы спецназа. Поскольку, из-за секретности я ничего не мог писать о своих действиях в зоне АТО, то приходилось все излагать в стихотворной форме.

Михаил Кукин: Прочтите какой-нибудь из ваших стихов.

Максим Музыка:  

Быть может когда-то я стих напишу

Стих о том, как же стыдно солдату,

Стыдно за то, что он сам не погиб,

 А просто хоронит брата.

Стыдно за то, что тогда уцелел,

По чьей-то неведомой воле,

Стыдно за то, что прикрыть не сумел,

Что его миновал доля.

Он вырвал бы, если бы мог,

Чашу сию из рук брата.

Будь он Бог, он бы смог,

Но он просто солдат, что хоронит другого солдата.      

Михаил Кукин: Я смотрел вашу страничку в Facebook, где есть не только стихи, но и философские размышления, например о том, что добро должно быть не только с кулаками, но и с мозгами. Что имеется в виду?

Максим Музыка. Меня настораживает, что люди считают, что, коль они стали на правую сторону, только на их стороне правда. Люди на той стороны тоже воюют за какие-то идеи. Если бы появилась возможность встретится с ними, поговорить и объяснить свою позицию, то много можно было бы избежать.

Михаил Кукин: Вам удавалось, будучи там, общаться с оппонентами?

Максим Музыка: На востоке — нет, в Крыму, когда я приехал туда за неделю до аннексии, — да. И мне за полчаса удавалось переубедить людей, что никакой опасности из Киева нет. Когда аргументируешь фактами, тебе проще объяснить, хотя нужно обладать стратегическим мышлением.

Грубая ошибка считать одну сторону исключительно стороной добра, а другую –  стороной зла. Если мы будем придерживаться этой теории, но мы  никогда сядем за стол переговоров.

Михаил Кукин: Но есть тут и те, кто действительно хочет, к примеру, запретить русский язык. Ту же Ирину Фарион, которая вовсе не олицетворяет большинство в ВР, цитировало российское  телевидение, и люди на востоке и в Крыму действительно боялись, потому что она же настоящий персонаж.

Максим Музыка: Человек смотрит на одного «неадеквата» и думает, что здесь все такие. Главная проблема в том, что люди не ездят за пределы своего региона. На Донбассе и до войны был депрессивный регион. Жители насмотрелись российского телевидения, соответствующих фильмов, и были  морально готовы воевать за русский мир, думая, что реально борются с фашизмом.

Ирина Ромалийска. Предлагаю вам еще почитать стихи. Возможно есть о любви?

Максим Музыка:

Хочу заснуть с тобой
в одной постели,
не собираясь в спешке
и не уходя.

Хочу проснуться
где-нибудь в апреле,
под перестук 
весеннего дождя.

До дембеля 
каких-нибудь погода, -
осень, зима
и вот уже весна.

Дорог добра 
на свете много-много.

Пускай скорей уже
закончится 
война.

Максим Музыка: Есть задумка положить мои стихи на музыку. Одна новая полтавская группа решила записать свой первый альбом и заполнить его моими стихами.Это для меня очень неожиданно.

Михаил Кукин: Чем вы сейчас будете заниматься? Поэзия будет как хобби или станет профессией?

Максим Музыка: Есть предложения из муниципальной сферы, один из министров нового Кабмин приглашал поработать, но я пока не готов. Есть несколько проектов, которыми я занимался еще год назад, и их я сейчас буду завершать.

Я сопротивляюсь тому, что я политик, киборг или поет. Я обычный человек, который попал в войну и выполнял свою работу. Привязываться к названиям — смешно.

 

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.