Слушать

Добровольцев в плену посылали на разминирование, — боец АТО

10 октября 2016 - 20:29
FacebookTwitterGoogle+
10 октября Украинский Хельсинский союз по правам человека презентовал результаты исследования в контексте военных преступлений: незаконных задержаний и рабского труда в зоне АТО

О бесчеловечном отношении к пленным в зоне АТО рассказывают юрист Центра стратегических дел Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк и боец батальона «Донбасс», который побывал в плену «ДНР», Александр Дейнега.

Валентина Троян: Как прошла презентация?

Алина Павлюк: Задачей презентации было создать платформу, услышать мнения разных людей, которые занимаются проблемой пленных. Мы довольны тем, как прошло мероприятие. Еще посмотрим какие будут результаты, но надеемся, что нам удалось создать толчок.

Не хватало правоохранителей, хотелось бы большего внимания с их стороны.

Валентина Троян: Каковы основные тезисы вашего исследования?

Алина Павлюк: Во-первых, необходимо уже прийти к окончательному выводу — что у нас в действительности происходит на востоке Украины. Что это вооруженный конфликт международного характера. Исходя из этого, уже будет точное правовое регулирование ситуации.

Во-вторых, значительное количество потерпевших, в частности от плена, пыток и принудительного труда, требует определения этой категории на национальном уровне.

В-третьих, это проведение эффективного полного расследования со стороны наших правоохранительных органов, чтобы установить виновных и прийти к истине.

Валентина Троян: Речь идет о преступлениях на подконтрольных или неподконтрольных территориях?

Алина Павлюк: Мы говорим о преступлениях на неподконтрольных территориях. В первую очередь мы анализировали плен, отношение к людям со стороны так называемых самопровозглашенных республик и использование наших пленных для выполнения принудительных работ.

Анастасия Багалика: Сколько вам удалось собрать историй?

Алина Павлюк: Всего у нас в работе было сто кейсов, с которыми мы продолжаем работать. Отношение к пленным бесчеловечно, унижающее достоинство. Иногда сложно сказать, что это действительно делают люди.

Валентина Троян: Александр, вы были в плену — что с вами происходило?

Александр Дейнега: Я потрапив у полон «ДНР» у 2014 році. Коли на допитах були офіцери, то самі терористи їм казали, що в Україні до них буде погане ставлення, бо це не війна. Вони самі посилаються на те, що ми не військовополонені, що нас не захистить міжнародне право.

До людей з офіційним статусом було зовсім інше ставлення, добровольців навіть тримали окремо від збройних сил. Добровольців не годували, посилали на розміновування без будь-якого спорядження для цього, змушували переносити нерозірвані снаряди, розчищати територію, мити посуд.

Валентина Троян: Недавно появилась информация о том, что людей, которые были взяты в плен на неподконтрольных территориях, могли направлять на территорию РФ — это возможно?

Александр Дейнега: Це дійсна інформація, така можливість є. Навіть коли я був у полоні, моїх побратимів вивозили в Донецьк Ростовської області і допитували. Потім вони розповідали, що їх спокійно провозили через кордон, прикутими наручниками в авто. Навіть при тому, що поруч стояли дві машини ОБСЄ.

Анастасия Багалика: Какое будущее отчета — вы его куда-то повезете, представите за рубежом?

Алина Павлюк: Мы не хотели бы сосредотачиваться на самом отчете как бумажном материале. Наша задача — начать обсуждение и привести к результатам: законодательной инициативе и конкретным действиям. Мы очень хотим наладить сотрудничество с нашими правоохранительными органами.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.