Слушать

Доверие Донбасса к ВСУ колоссально возросло, — полковник Ноздрачев

06 апреля 2016 - 21:56
FacebookTwitterGoogle+
Специалисты военно-гражданского сотрудничества организовывают взаимодействие гражданского населения и военных, помогают наиболее незащищенным слоям местного населения

oleksiy_nozdrachov_0_0.jpg

Алексей Ноздрачев // «Громадське радио»
Алексей Ноздрачев

О работе с военными и гражданскими рассказывает полковник Алексей Ноздрачев.

Анастасия Багалика: Что это за подразделения гражданско-военного сотрудничества?

Алексей Ноздрачев: Лучше будет звучать «военно-гражданского». Это система ВСУ, которая направлена на помощь гражданскому населению и местной власти, которые оказались в кризисной ситуации, особенно в тех местах, где государственная власть не может организовывать свою деятельность.

Это стандарт ООН, который был принят в начале 90-х годов и подхвачен подразделениями вооруженных сил в Югославии. Украина, которая имеет опыт 23 года участия в миротворческих операциях ООН и операций НАТО.

К сожалению, этот опыт не пригодился и не развивался до начала АТО. Когда начались события на Востоке Украины и в Крыму, мы увидели непонимание гражданским населением роли и места ВСУ. Было применено стандарт ООН. Вместо того, чтобы ожидать вопросов и упреков гражданского населения, специалисты ВСУ вышли с инициативой.

Лариса Денисенко: Вас в подразделении всего 110 человек. По стандарту должно быть почти в 12 раз больше. Как вы справляетесь?

Алексей Ноздрачев: Наши специалисты работают в интересах командиров подразделений. Если нет воинских подразделений, нет местного населения, нет смысла там находится. Появляются военные, отношения с местной властью, гражданским населением, появляется необходимость диалога. Наши подразделения — это 14 групп. Это 2 объединенных центра военно-гражданского сотрудничества в Северодонецке и в Мариуполе.

Мы не только общаемся с местным населением, мы реагируем на из нужды. Мы понимаем, что во время воин армия является чуть ли не единственным инструментом государства, который имеет возможность оказать помощь населению своей же страны.

Лариса Денисенко: Как вас готовили?

Алексей Ноздрачев: Перед каждой ротацией нашего персонала мы проводим двухнедельные курсы на базе Национального университета обороны Украины. Мы координируем участие в этих курсах не только военных специалистов, но и представителей общественных организаций, представителей дипломатического корпуса, который расположен здесь и приглашаем инструкторов со стран НАТО и представителей всех департаментов ООН.

Мы за 2,5 года приобрели такой опыт, что последний год инструктора говорят: «Скорее всего наше преподавание на курсах больше похоже на участие». Мы уже можем готовить специалистов, используя чисто украинский опыт. Но все-таки мы приглашаем экспертов.

В Украине своя специфика — внутреннее военно-гражданское сотрудничество, которого нет в Европе. Взять этот опыт в других странах невозможно.

Анастасия Багалика: Расскажите о стандарте ООН, военно-гражданском сотрудничестве?

Алексей Ноздрачев: Три основных стандарта ООН и НАТО — это организация взаимодействия, помощь гражданскому населению, международным государственным и негосударственным организациям и помощь военным подразделениям.

В зоне боевых действий в первую очередь мы предлагаем эвакуацию. К сожалению, не все готовы и хотят эвакуироваться. Особенно это касается старшего поколения. Тогда наша роль — не допустить гуманитарной катастрофы. Мы до самой последней возможности обеспечиваем продуктами, водой, припасами, которые могли бы помочь пережить ожесточенные боевые действия.

Лариса Денисенко: Выступаете ли вы в роли переговорщика между мирным населением и военнослужащими?

Алексей Ноздрачев: Это наша главная задача. Мы не переговорщики, мы организовываем взаимодействие.

Население Донбасса не привыкло видеть людей в форме. И вопрос не в том, что это украинские военные. Когда начался кризис в 2014 году, люди воспринимали всех в военной форме как потенциальную угрозу. Наша задача — не только объяснять местному населению роль ВСУ, но и помогать психологам объяснять военнослужащим, что они — ключи гражданских к государственной власти.

Анастасия Багалика: Как проходит ваш стандартный день?

Алексей Ноздрачев: Он зависит от времени суток и места. Нельзя Донбасс назвать просто Донбассом. Исторически регион делится на Донбасс и Слобожанщину. В нем объединены разные религиозные группы и этносы. Общаться со слобожанскими луганчанами нужно по-другому, чем с луганчанами из Донбасса. Точно также Донецкая область. Приазовье имеет свои черты.

Лариса Денисенко: Как может начаться ваш рабочий день в Счастье?

Алексей Ноздрачев: Это немаленький населенный пункт. Он постоянно под обстрелом. Мы используем такие населенные пункты, чтобы донести информацию и свои намерения не только людям, которые находятся на освобожденной территории, но и людям, которые находятся на временно оккупированной территории. Особенно уделяется внимание людям старшего поколения и детям.

Ситуация очень сильно поменялась в лучшую сторону по отношению к гражданским и военным. Эта динамика по всей освобожденной территории.

Лариса Денисенко: Какой уровень доверия сейчас?

Алексей Ноздрачев: Совместно с Харьковским институтом социологии проводился социологический опрос. По сравнению с 2014 годом рост доверия колоссальный. Доверие местного населения к ВСУ находится на высоком уровне, выше нас только церковь и общественные организации. У нас есть проблемы, связанные с ошибками, экономической ситуацией и пропагандой, но ВСУ научились оперативно реагировать на эти ошибки.

Анастасия Багалика: Как меняются настроения гражданского населения в зоне АТО с 2014 года?

Алексей Ноздрачев: Народ увидел, что армия — чуть ли не единственный надежный источник помощи. Мы привозим медицину, проекты, надежду. В 2014 мы оценивали помощь местному населению не выше 25-28% в Донецкой и Луганской области.

По некоторым показателям, в зависимости от региона, сейчас доверие поднимается до 65-70%.

Лариса Денисенко: С кем вы начинаете работу?

Алексей Ноздрачев: Мы всегда начинаем с представителей местной власти, если она есть. Если нет, то с неформальных лидеров. Мы не можем помочь всем, поэтому выделяем слои, которым нужна помощь в первую очередь. Восстанавливая инфраструктуру, мы тянем газопровод в 200 метрах от позиций незаконных вооруженных формирований. Местная власть и люди видят это.

Мы готовы жертвовать своими жизнями, чтобы показать: армия — это действующий инструмент власти и она предназначена для защиты местного населения.

Люди Донбасса склонны верить не словам, а делам. Помощь — это самая сильная контрпропаганда на этой территории.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.