Слушать

Джамале могут подражать на следующем Евровидении, — музыкальный критик

16 мая 2016 - 14:48 158
Facebook Twitter Google+
«Талант Джамалы выходит за рамки Евровидения», — итоги конкурса подбиваем с главным редактором сайта «Comma»

sergiy_keyn.jpg

Сергей Кейн // «Громадське радіо»
Сергей Кейн

С Сергеем Кейном главным редактором сайта «Comma» и музыкальным критиком размышляем о том, почему украинцы отдали высокие балы конкурсанту из России, выясняем, чем отличалась песня Джамалы от других композиций и думаем, где могло бы состоятся Евровидение 2017.

Ирина Славинская: Песня «1994» очень отличается от того, что было представлено на Евровидении. Что ты, как музыкальный критик, можешь сказать об этой песне?

Сергей Кейн: Евровидение — это преимущественно конкурс страз и пластика, не только в визуальном, но и в смысловом отношении. Тут появляется артистка, которая сама написала себе текст и музыку, а также подняла серьезную тему. То, что настолько самостоятельный и самобытный артист принимает участие в Евровидении — большая редкость.

Дмитрий Тузов: Как вы считаете, Джамала задала определенный тренд на Евровидении? Можно ли сказать, что ее выступление привело к переосмыслению конкурса?

Сергей Кейн: Я не думаю, что это долгосрочное переосмысление, но ее выступление безусловно отобразится на следующем Евровидение. Я думаю, что после Джамалы может появится больше серьезных песен и Евровидение прибавит в весе и важности.

Ирина Славинская: 3-е место в Евровидение заняла РФ, которой украинцы поставили высший бал. Почему в Украине продолжают по-добрососедски голосовать за РФ?

Сергей Кейн: Украина всегда отдавала высокие баллы конкурсантам из России.

Дмитрий Тузов: Но не всегда была такая ситуация, как сейчас.

Сергей Кейн: Да, но это свидетельствует о том, что конфликт между нами находится на другом уровне. Так, жюри из Украины и из России не поставило друг другу никаких баллов. При этом телезрители Украины поставили 12 баллов российскому конкурсанту, а телезрители России — 10 баллов Джамале.

Это значит, что на общечеловеческом уровне вот эта привязанность сохранилась.

Ирина Славинская: Мы сейчас говорим о политических контекстах, а если говорить о музыке, то мне песня Сергея Лазарева кажется очень похожей на другие песни Евровидения.

Сергей Кейн: Невозможно на этом конкурсе отделить политику от музыки. Это нормально.

Что касается песни, это такая типичная песня для Евровидения, она создана под ради ротации. Это по всем канонам сверстанный радио-хит. Но вот есть ли в этом душа? Это под вопросом. У Джамалы она есть, и это редкость для Евровидения.

Ирина Славинская: Как и где пройдет Евровидение 2017?

Сергей Кейн: В техническом плане Евровидение могло бы пройти в Харькове, Львове и Киеве. С точки зрения инфраструктуры, ни Львов, ни Харьков конкурс не вытянут. Кроме того, в Харькове вряд ли позволят это сделать из-за политической ситуации.

Я думаю, что Евровидение пройдет в Киеве и пройдет оно на высоком уровне, потому что с обеспечением технической части помогут организаторы Евровидения. На остальное у нас хватит и сил, и бюджета, и таланта.

Дмитрий Тузов: Можно ли говорить о глобализации Евровидения, ведь в полушаге от победы остановилась представительница Австралии. Не перерастет ли Евровидение в «Глобалвидение»?

Сергей Кейн: Уже переросло. Кстати, на пресс-конференции Джамала сказала, что если бы она голосовала, то голосовала за Австралию.

В качестве итога, я бы хотел сказать, что не нужно переоценивать Евровидение и считать этот конкурс вершиной карьеры Джамалы. В субботу все мы убедились в том, что талант Джамалы выходит за рамки Евровидения.

Если Вы обнаружили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter.